23:58 

Otto Winkelmann

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Отто Винкельман родился 4 сентября 1894 года в шлезвиг-гольштейнском Бордесхольме, в семье главы городской управы. В юности бросив юридическую школу, он добровольцем уходит на фронт Первой мировой войны, где позднее заслужит Железный крест I и II класса. После окончания войны вступает во фрайкор.
Через год, в ноябре 1919 года, он становится кадровым офицером полиции. В 1922 году женится (позднее в этом браке родится двое детей). Полицейская карьера Винкельмана развивается стремительно, в 1923 году он уже капитан полиции охраны общественного порядка (шупо), а в 1930 году - директор городской полиции Гёрлица.
В ноябре 1932 года он вступает в НСДАП. Так, после прихода нацистов к власти, в июне 1933 года становится майором, через пять лет получает чин подполковника с переводом в главным штаб шупо, в Берлине. Тогда же, в ноябре 1938 года, вступает в СС. С сентября 1939 года оберштурмбаннфюрер под непосредственным руководством Далюге. Весна 1940 года - штандартенфюрер и полковник шупо, с декабря - шеф управления групповых командований ордунгполиции (Amtsgruppenkommando I). В декабре 1941 года он дослужился до звания генерал-майора полиции первого ранга, а в августе 1942 года был назначен генерал-лейтенантом полиции. С ноября 1942 года группенфюрер СС и начальник командного управления, штабшеф ордунгполиции и второй человек, после Далюге. Этот пост он сохранял и после смены своего начальства, вплоть до марта 1944 года, когда получил звание обергруппенфюрера СС и генерала полиции.
После оккупации Венгрии вермахтом лично Гитлером назначен высшим руководителем СС и полиции в Венгрии. Политический дуэт с назначенным тогда же полномочным представителем рейха, Веезенмайером, перерос в настоящую вражду из-за пересечения сфер влияния. Важно отметить, что именно Винкельман отвечал за совершенное Скорцени обезврежнивание адмирала Хорти и выбор Салаши, в качестве нового номинального главы государства.
В декабре 1944 года Гитлер объявил Будапешт крепостью, а Винкельмана её комендантом в звании генерала Ваффен-СС. Однако тот руководил обороной всего 5 дней, после чего удален за "самодеятельность".
1 мая 1945 года попал в американский плен, после чего депортирован в Венгрию для участия в качестве свидетеля в процессах над местной нацистской верхушкой. Однако американские военные отказались навсегда передавать Винкельмана и Веезенмайера в руки венгерского правосудия. В 1948 году вернулся в Германию.
Вернувшись в свой родной город он, как ни странно, вновь задумался о политической карьере. Вступив в Христианский Демократический Союз, он вскоре стал членом парламента Киля и участвовал в ряде региональных выборов. Отто Винкельман ушел в отставку, как член городского совета, в 1958 году. На пенсии он состоял как полковник полиции. И даже выступал заочным свидетелем по делу Эйхмана, ловко избегая ответственности за своё участие в судьбе венгерских евреев. Кажется, поносили Отто Винкельмана только в ГДР. Он же умер в родном городе в 1977 году.



P.S. Биографический текст не содержит пропаганды человеконенавистнических идеологий и его автор осуждает подобные вещи. Они рассматриваются здесь только с исторической точки зрения.

@темы: фотографии, запретный плод сладок, Deutschland, Das ist Krieg!

23:20 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Вильгельм II в образе Лоэнгрина и символизм музыкальных драм Рихарда Вагнера в жизни германского правителя.

Не только король Людвиг II Баварский видел себя в образе лебединого рыцаря Лоэнгрина, но и его прусский родственник из династии Гогенцоллернов – кайзер Вильгельм II.
Как сообщал публицист Юлиус Фрёбель (1), министру фон дер Пфордтену(2) однажды на острове Роз удалось увидеть в темном зале при искусственном лунном свете Людвига и принца Пауля Турн унд Таксиса переодетых в костюмы Лоэнгрина и Барбароссы. Эти переодевания у баварского короля не выходили за пределы частной жизни, и в отличие от Вильгельма, Людвиг никогда не появлялся на публике в образе лебединого рыцаря. Также переодеваясь в костюмы эпохи Людовика XIV и Людовика XV, король желал получить из театра на короткое время шляпы и костюмы, не привлекая постороннего внимания.
Иначе было всё у эпатажного кайзера Вильгельма, которому нравилось производить яркое впечатление на публику. Кайзера впечатляли музыкальные драмы Рихарда Вагнера. Вильгельм фотографировался в образе лебединого рыцаря и распространил этот образ по всей Германии. Свой официальный въезд в Гамбург кайзер представил в лодке, запряженной лебедями. Военная униформа Garde du Corps, которая получила второе неофициальное название «Лоэнгрин».
Вайолет Бонем Картер (3) вспоминала о появлении кайзера Вильгельма на похоронах его бабушки, королевы Виктории: «Великолепный в Вагнеровском шлеме с блестящим орлом». Корреспондент «The Times» в Берлине, Риме и Вене Х. Викхем Стид писал о том времени, когда он еще был студентом в Германии и увидел кайзера впервые: «Я увидел императора в первый раз в Виттенберге 31 октября 1891 (…) Знаменитая замковая церковь Виттенберга, к дверям которой Лютер прибил свои девяносто пять тезисов, была восстановлена и торжественно освящена. Присутствовали представители всех протестантских царствующих домов Европы, город и район были заполнены войсками и в полном составе собрано лютеранское духовенство. Вид императора Вильгельма в униформе 'Лоэнгрин' - белой тунике, ослепительном нагруднике, серебряном шлеме, увенчанном прусским орлом – напыщенный, во главе блестящей компании принцев, стоявший у входа в церковь, в то время как сто трубачей затрубили с отремонтированной башни гимн Лютера "Твердыня наша - вечный Бог". Это произвело на меня такое впечатление, что оно сохранилось до сих пор».
Прусский дипломат и близкий друг кайзера, князь Филипп цу Ойленбург-Хертефельд (4), писал: «Мы должны принимать в расчет особенности характера монарха, который сочетает в себе черты разных эпох – “современной” и “рыцарской”».
В годы своего обучения у юного Вильгельма был любимый предмет - история средневековья. Кайзер всегда полагал, что период средних веков был эпохой высшего могущества Германии. Поэтому обращение к рыцарскому образу было связано с его соображениями о будущем страны.
Берлинский двор осознал, что музыкальные драмы Рихарда Вагнера и Фестшпильхаус могут представлять собой ценный политико-культурный инструмент для прославления и воспевания монархии и Рейха. Так немузыкальный, вовсе не увлеченный искусством Вагнера, кайзер Вильгельм I присутствовал на открытии Байройтского Фестшпильхауса. Его внук Вильгельм II извлек значительную пропагандистскую выгоду из воздействия музыкальных драм Вагнера на общество.
Символизм работ Вагнера нашел отражение в придворном церемониале Гогенцоллернов. Кайзер любил окружать себя аурой Вагнеровских героев. По всему Рейху были распространены копии картины, изображающей кайзера Вильгельма как верховного главнокомандующего в полном боевом великолепии, опирающегося на большой средневековый меч, в белом плаще, в серебряном шлеме лебединого рыцаря Лоэнгрина. Шлем в стиле Лоэнгрина можно увидеть и на картинах, где кайзер облачен в парадную униформу. Кайзер сознательно появлялся перед своими подданными в образе небесного посланника, рыцаря Грааля.



Автомобиль кайзера был снабжен специальным предупредительным сигналом «Heda-Hedo!» – на мотив бога грома из оперы Вагнера «Золото Рейна». Этот сигнал производил впечатляющий театральный эффект. Его автомобиль сначала сигналил издалека, слышимый рядам ожидающей восторженной толпы, а затем постепенно усиливался, и когда машина появлялась в поле зрения, толпа взрывалась приветственными возгласами. Так повторялось и во время проведения военных парадов.
Контраст по сравнению с Людвигом II очевиден. Баварский король по возможности избегал общественного представления, любил общение по переписке и предпочитал закрытые, частные представления. А его родственник любил бывать на публике, широко интересовался инсценировками своей личности и своего правления.
Кайзер любил прошлое и пышность. Он одевался в различные военные мундиры, собирал исторические костюмы, украшения и драгоценности. Во время представления "Летучего голландца" Вильгельм появлялся на публике в адмиральском мундире. Одну из своих любимых такс кайзер назвал Сентой, в честь героини из «Летучего голландца». Преданная Сента сопровождала своего хозяина «летучего Голландца» в поездках и всю Первую мировую войну и в изгнании в Нидерланды.
Подробнее о собаках кайзера рассказывается в статье «Собаки последнего кайзера Вильгельма II»:
die-retrospektive.diary.ru/p209721023.htm
В течение нескольких часов Вильгельм мог вести монологи о музыкальном величии Вагнера. А театральное поведение кайзера порою вызывало недовольство его современников. Британские и русские родственники не раз нелестно высказывались о Вильгельме.
В 1898 г. он объявил перед собранием артистов и персоналом берлинских сцен: «Театр также одно из моих оружий.» Вероятно, Вильгельм II ценил больше мифологические фигуры, сцены, драматургию в произведениях Вагнера, чем саму музыку. Для него была важна декоративность, помпезность, богатый эффект.
Летом 1886 г. Вильгельм и Филипп Ойленбург посетили замки Людвига, включая замок Берг и место на Штарнбергском озере, где при невыясненных обстоятельствах погибли баварский король и доктор Бернхард фон Гудден. Ойленбург был свидетелем трагического финала жизни Людвига.
Вильгельм написал своей матери Виктории отзыв о посещении замка Херренхимзее. Все там казалось ему «феноменальными театральными декорациями»: «Золото, золото, золото, ничего, кроме золота, вообще не видно. Великолепие Версаля полностью в тени». Он отметил хороший вкус Людвига в архитектуре, но кайзер не был впечатлен фресками, картинами, портретами: «ни малейшего представления о живописи». Скульптура также разочаровала Вильгельма, поскольку «статуи были сделаны не из мрамора, а из гипса и цинк заменял бронзу». Лишь вышивку Вильгельм отметил, как «действительно хорошую», но и тут остался недоволен «яркими цветами, что бьют по глазам». Нет сомнений, что на отрицательный отзыв кайзера заметно повлияло мнение его друга Ойленбурга, который не раз подвергал короля Людвига критике.
После турне по замкам в 1886 г. друзья отправились в Байройт, где были приняты как почетные гости у вдовы Вагнера, Козимы. Благодаря Ойленбургу кайзер познакомился с семьей Вагнеров, посетил их дом, могилу композитора. Вильгельм признал большое значение музыкальных драм Вагнера для нации и желал, чтобы искусство «сыграло свою роль в формировании общественной мысли и благородной морали».
В 1887 г. Вильгельм и Ойленбург вновь посетили окрестности замка Берг.
В более поздние годы Ойленбург познакомил кайзера с Хьюстоном Стюартом Чемберленом (5), зятем Вагнера (Чемберлен женился на дочери Вагнера, Еве.) Вильгельм подружился с Чемберленом. Его книга «Основы 19 века» произвела большое впечатление на монарха. Между Чемберленом и кайзером завязалась оживленная переписка.
Вскоре после вступления на престол Вильгельма II в 1888 г., Козима Вагнер в надежде написала кайзеру письмо с предложением взять ему Байройтские фестивали под покровительство. Вильгельм уже был почти готов взять под свое крыло фестивали, тем более, что несколько голосов из окружения кайзера, включая Филиппа Ойленбурга, побуждали Вильгельма принять предложение в интересах Германии. Но оно потерпело неудачу – канцлер Отто фон Бисмарк был против. Бисмарк отговорил Вильгельма от принятия покровительства над Байройтом. Канцлер опасался, что монарха будут использовать в финансовых интересах, предприятия и расходы с каждым годом будут лишь увеличиваться. Также он полагал, что это могло вызвать недоверие в Баварии против кайзера и империи в целом, даст предлог ультрамонтанам и партии иезуитов подстрекать настроение страны против Рейха. Поэтому монарх не должен быть активно вовлечен в частные дела объединения и должен помалкивать о своих финансах.
В 1889 г. дядя Людвига, принц-регент Луитпольд, взял на себя покровительство фестивалей, что привело к незначительным разногласиям между Берлином и Мюнхеном. С этого момента кайзер больше не питал особого расположения к Байройту. Между Вильгельмом и принцем-регентом была взаимная неприязнь. Все регулярные попытки Козимы Вагнер завлечь кайзера в Байройт были напрасными. В 1892 году Ойленбург писал: «Фрау Козима использовала все, чтобы содействовать возможному визиту в Байройт его величества в этом году без сопровождения королевского баварского руководства. Напрасно. Она осталась проповедником в пустыне. Покровитель фестивалей принц-регент Луитпольд не думает приезжать, но если его величество появляется, он приезжает; но потом, однако, сидит как Миме рядом с Зигфридом (…)».
Осенью в 1891 году кайзер и Ойленбург посетили Мюнхен. Там в золотой книге Мюнхена Вильгельм сделал запись на латыни: «Suprema lex regis voluntas» («Воля короля — высший закон»). В Баварии это было воспринято довольно болезненно и вызвало возмущение, посчитали это насмешкой Пруссии над Баварией. Позднее поступок кайзера пытались оправдать тем, что Вильгельм так проявил свое чувство юмора.
У Людвига и его родственника Вильгельма были похожие взгляды и представления об абсолютной власти. Историк Владимир Перцев так характеризует восприятие Вильгельмом своей власти : «Политика, согласованная только с условиями времени и требованиями случайно сложившихся отношений, для него была пустой и вздорной; нити правительственных действий он стремился протянуть до высших и последних точек зрения и свое поведение в качестве монарха согласовать с волей высших сил и с требованиями божественного закона. Эта мистическая концепция власти свелась на практике к защите чисто средневековых идей, к возрождению романтической фантастики Фридриха Вильгельма IV. Сущность политического мировоззрения Вильгельма II заключается в том, что Бог для достижения своих высших целей избрал германский народ и через него творит свою волю на земле; руководителем же германского народа предназначено быть роду Гогенцоллернов; никто не в праве вырвать у них из рук этой высокой миссии, не нарушая заветов самого Бога, и сами они не имеют права никому отдать своей державной власти, — иначе они вступят в конфликт с божественной волей и ее высшими предначертаниями. Так как германский народ есть народ Божий, то для спасения человечества необходимо его верховенство и в сфере моральной, и в сфере материальной.»
Вильгельм считал себя посланником Неба, который призван исполнять на земле Божью волю и который несет ответственность за свои действия только перед Богом: «Дело в том, что каждый государь из дома Гогенцоллернов глубоко сознает, что он всего лишь уполномоченный здесь на земле, что он обязан дать отчет в своей работе Высшему Царю и Господину и обязан с неизменной верностью выполнять дело, которое ему назначено свыше... Вот откуда та непоколебимая воля, с которой они проводят то, что ими однажды предпринято».
Несмотря на определенную дистанцию от Байройта, Вильгельм не отказался от произведений Вагнера. Ко дню смерти Вагнера в 1888 г. он повелел своему гусарскому полку играть в Байройте попурри на духовых инструментах.
Кайзер принимал участие в возведении памятника Вагнеру в Тиргартене (Берлин). Он сам нарисовал первоначальный проект монумента, выбрал местоположение и предложил дополнить монумент фигурой Вольфрама фон Эшенбаха. Работу выполнил скульптор Густав Генрих Эберлайн (6) в 1901-1903 годах. Проект финансировал производитель косметики Людвиг Лайхнер. На мраморном пьедестале можно увидеть сидящего композитора, чей взгляд полный вдохновения устремлен вдаль; левая рука композитора лежит на ручке кресла, а правой он держит нотные листы. Ниже, окружая памятник, располагаются персонажи из работ Вагнера. Поклонники композитора подвергали критике, как сам памятник, так и его месторасположение, полагая, что монумент должен находиться не в Берлине, а, лучше, в Вартбурге. Торжественное открытие памятника состоялось 1 октября 1903 г. в присутствии сына кайзера, принца Эйтеля Фридриха Прусского. Художник Антон фон Вернер в 1908 году запечатлел это событие на картине.



Старший сын кайзера, кронпринц Вильгельм, его жена Цецилия Мекленбург-Шверинская, а также четвертый сын кайзера, принц Август Вильгельм, посещали Байройтские фестивали намного чаще, чем другие члены дома Гогенцоллернов.
Кайзер Вильгельм возвел себе свой «Нойшванштайн» по своему вкусу в облике замка Хохкёнигсбург в Эльзасе. Руины были переданы во владение кайзеру, как подарок по случаю посещения им в 1899 г. города Шлеттштадта. Напомним, что Эльзас с 1871 г. стал территорией Германии. Вильгельм с благодарностью принял возможность стать собственником одного из крупнейших и хорошо сохранившихся немецких замков, чьи древние камни возвещали суть немецкой рыцарской славы давно ушедших времен. Кайзер восстановил Хохкёнигсбург, поручив реставрацию талантливому архитектору Бодо Эбхардту (7). До 1908 г. велись строительные работы. Замок получился не сказочно роскошным, а сказочно вызывающим, соответствуя представлениям кайзера и милитаристской идеологии Вильгельмовской эпохи. Открытие замка происходило под проливным дождем 13 мая 1908 г. и представляло собой обычный исторический маскарад. Вильгельм появился одетым в белую кирасирскую униформу «Лоэнгрин». Последний раз кайзер посетил Хохкёнигсбург в конце Первой мировой войны, словно предчувствуя, что скоро замок окажется в руках французов. Согласно Версальскому договору от 1919 года замок Хохкёнигсбург был возвращен Франции и стал национальным достоянием.



В 1917 г. была выпущена памятная бронзовая медаль. На лицевой стороне медали изображен германский кайзер, одетый как Лоэнгрин, стоящий на палубе подводной лодки в форме лебедя и отрывок из его февральской речи 1917 г.: «На нашей стороне право и мораль; чтобы сохранить их триумфальными, мы приветствуем бой с мечом». На обратной стороне медали изображен голландский пароход «Amstelstroom», который был потоплен тремя немецкими эсминцами 23 марта 1917 г.



Элизабет Бентинк, дочь графа Горарда Бентинка (владельц поместья в Амеронгене, где на первое время остановился кайзер в своем изгнании), как-то высказалась: «Эти монархи, они такие комичные персонажи, загадка для прочих». Таким образом мы видим, что целью театрального поведения кайзера Вильгельма II в общественности было - триумфальное отражение высшей, данной Богом власти, такой своеобразный ход саморекламы и пиара. Вильгельм II неординарная сложная противоречивая фигура и до сих пор у историков вызывает немало споров. «Он, безусловно, был человеком своей эпохи – эпохи головокружительных перемен, скоростей и хитросплетений,» - полагает Назаров Г.А.


------------------------------
(1 )Юлиус Фрёбель - (1805-1893) немецкий геолог, минералог, политик, писатель и дипломат.
(2) Людвиг фон дер Пфордтен (1811-1880) баварско-саксонский ученый, юрист и политик, председатель баварского Кабинета министров.
(3 ) Вайолет Бонем Картер, баронесса Асквит (1887-1969) британский политик и мемуарист. Ее внучка - известная актриса Хелена Бонем Картер.
(4) Филипп цу Ойленбург-Хертефельд (1847-1921) прусский дипломат, близкий друг и доверенное лицо немецкого императора Вильгельма II.
(5) Хьюстон Стюарт Чемберлен (1855-1927) англо-немецкий писатель, социолог, философ, один из основоположников расизма.
(6 ) Густав Генрих Эберлайн (1847-1926) немецкий скульптор, художник и
писатель, один из ярких представителей берлинской скульптурной школы.
(7) Бодо Эбхардт (1865-1945) немецкий архитектор, историк архитектуры. Он был известен реконструкцией многочисленных замков.

P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: фотографии, наш Вилли, музика, арт, Виттельсбахи и окружение, Deutschland

23:00 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
23:18 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
22:00 

Гинденбург и дети (1919)

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
23:42 

Когда подстраиваются под потребителя

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
В качестве подарков немецкий интернет посоветовал купить айзенбан, модель автомобиля 1920-х гг. и настольную свастику.


@настроение: никакойпропагандыникакойпропагандыникакойпропаганды

@темы: радости, обо мне, жалобы на жизнь, Deutschland

22:58 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: Deutschland, арт

23:30 

Babylon Berlin, 2 сезон

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Долго собирался с мыслями, чтобы выразить мнение более-менее взвешенное.

Мое пожелание ко второму сезону, хотя он и был снят вместе с первым, в некоторой степени сбылось.
Больше серьезности, больше исторических персонажей и неожиданных поворотов.
Переход непосредственно к криминальной и политической полиции с первой серии идет истории явно на пользу.
Сюжет лихо закручивается и по второстепенным линиям нас сначала ведут ложными путями.

Да вавилонская часть несколько меркнет перед прусской строгостью.
Хотя есть ещё два очень хороших музыкальных номера и, разумеется, гениальная "Трехгрошовая опера", фоном проходящая почти через весь сезон.

Социал-демократы всё ещё являются щитом и мечом нации, даже предоставляя сериалу пару почти безгрешных, жертвенных образов, один из которых большую часть времени вызывает всё же некоторый диссонанс со своим положением и окружением.
Зато чудесно обрисован г-н министр Штреземанн, хитрый масон и в то же время нобелевский лауреат, играющий по определенным правилам.
Приятный микро-прогресс для сравнения с другими визуализациями, где или вовсе нет блока сторонников республики, либо они все подозрительно идеальны.
Хотя, конечно, всё тут далеко и от полуправды.

немного историко-политологического негатива со спойлерами

Есть и более очевидный недостаток: несмотря на всё, безмотивационным кажется республиканское верноподданничество главного героя, показанное без всякой к тому подводки, граничащее, к тому же, с риском для жизни при такой-то аморфности мыслей и предыдущих моментах.

Но многое искупает шикарный финал.
Хотя и есть тут фрагменты, ставшие клише уже в 1920-е, здесь показаны такие напряденные моменты, провокации, и последовавшая за ними искренняя печаль, что вместе с финальной песней проникаешься настроениями главных героев.

И вежливые штурмовики промелькнули, и в этом даже был заложен определенный смысл.
Будем надеется и верить, что следующий сезон, последует примеру книги и дерзнет рассказать о гибели Хорста Весселя и появлении звукового кино.

Теперь остается только прочитать книгу.

Всё таки для меня, и не только, этот сериал стал первым немецким телепродуктом, который можно смотреть сезонами не в качестве фона для приготовления ужина. Большая работа.


@темы: Kinematographie, жалобы на жизнь, берлинариум, фотографии, обо мне, запретный плод сладок

23:57 

Рудольф Хельгреве. Бранденбургское озеро

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: арт, Deutschland

00:01 

August Frank

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Август Франк (1898 - 1984) родился в семье железнодорожного чиновника в швабском Аугсбурге. С 1912 года обучался торговому делу. С 1915 года работал кладовщиком в экспедиционной конторе, где до этого и обучался. В 1916 году записался в армию добровольцем.
Пройдя обучение, в октябре того года молодой Франк начал службу на Западном фронте в 4-м артиллерийском полку "Кёниг" Баварской армии. С 1917 года в 1-м резервном артиллерийском полку, где незадолго до конца войны дослужился до унтер-офицера и работал в казначействе. За время войны он заслужил Железный крест 2 класса. Летом 1919 года уволен из армии.
В следующем месяце Август вновь вернулся к экспедиторской работе, став сотрудником мебельной компании родного Аугсбурга. С октября 1920 года до 1930 года состоял в баварской полиции на административно-финансовых должностях (в это же время он женился на Розе Хофманн). После ухода из полиции в звании лейтенанта, т.к. его контракт не стали продлевать, сначала занимался торговлей продуктами, а с весны 1931 года по март 1933 года заведовал поставками лекарств в институте лечебной гимнастики в Мюнхене-Швабинге.
В апреле 1932 года Август Франк вступил в СС, а 1 февраля 1933 года - в НСДАП. С апреля 1933 года он занимал различные административные должности в штабе рейхсфюрера Гиммлера. Кроме того, до апреля 1934 года он руководил администрацией только что созданного Дахау. После чего стал управлять берлинскими бюджетами СС, в дальнейшем идя на всё большее повышение по этой линии в шутцштаффель. Накануне Второй мировой войны он уже начальник Административного управления Главного управления СС.
С 1942 года заместитель начальника и управляющий Главного административно-хозяйственного управления, правая рука Освальда Поля. В этой должности Франк отвечал за имущество евреев, проявив в этом вопросе ужасающий цинизм. С 1943 года стал также начальником экономическо-административного управления Главного управления полиции порядка. После покушения на Гитлера временно являлся начальником Административного управления Верховного командования сухопутных войск и получил чин обергруппенфюрера СС и генерала Ваффен-СС и Полиции. С ноября 1944 года возглавлял всю полицейскую администрацию, отвечал за снабжение армии.
В конце войны скрылся на цементном заводе под именем Франц Мюллер, планируя побег в Италию. Но в декабре 1945 года арестован американцами. На Нюрнбергском процессе по делу Главного административно-хозяйственного управления СС был обвинен в преступлениях против человечности и членстве в преступных организациях. 3 ноября 1947 года приговорен к пожизненному заключению. Однако в 1951 году срок был изменен на 15 лет. А освобождение произошло и того раньше -Август Франк покинул из Ландсбергскую тюрьму 7 мая 1954 года, после чего поселился в баденском Вайнгартене. Умер в Карлсруэ в марте 1984 года.



P.S. Биографический текст не содержит пропаганды человеконенавистнических идеологий и его автор осуждает подобные вещи. Они рассматриваются здесь только с исторической точки зрения.

@темы: фотографии, запретный плод сладок, Deutschland, Das ist Krieg!

23:22 

Партия в скат (1915)

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Пуанкаре, Георг V и Николай II играют против Вильгельма II, чьими козырями являются Гинденбург, Клюк, Тирпиц и Цеппелин. За партией наблюдают монархи нейтральных стран.


@темы: арт, Deutschland, Das ist Krieg!

23:36 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
"Мы не вассалы, а союзники кайзера". Московский инцидент. Принц Людвиг III Баварский и кайзер Вильгельм II

На коронацию российского императора Николая II в 1896 году прибыла немецкая делегация принцев, в составе которой находились принц Генрих Прусский, брат кайзера Вильгельма II, а также принц Людвиг Баварский, старший сын принца-регента Луитпольда. 5 июня Московское немецкое имперское общество устроило праздник в честь приезда принцев, где вице-президент поднял тост в честь принца Генриха и его свиты немецких князей. Взволнованный принц Людвиг возразил против cлова "свита" и отметил, что он и другие князья являются не вассалами, а союзниками германского кайзера. Такое заявление естественно вызвало эффект. Мнения прессы разделились: в одних газетах хвалили поступок принца, в других осуждали и называли его враждебно настроенным к империи, третьи воспользовались случаем, чтобы посмеяться над дерзко явившейся Германской империей и Пруссией. Австрийская и итальянская пресса поддерживали нейтральную позицию и не придавали случаю большого значения. В России и Франции не видели в этом инциденте сепаратистских настроений. В Баварии газеты встретили овациями поступок принца Людвига.
Принц Генрих Прусский телеграфировал брату, упомянув, что он ничего не мог предпринять заранее и обещал уладить дело без большой шумихи Отзвуком этого оскорбления стали начавшиеся между Берлином и Мюнхеном дипломатические переговоры. Принц Людвиг, конечно, не позволил конфликту разгореться. Он послал телеграмму с извинениями, а позже отправился в Киль, чтобы нанести визит Вильгельму II. Напоминание о баварской государственности и сочетаемое с ним уклонение от конфликтов характеризовало отношение принца Людвига к Пруссии и Рейху. Принц Людвиг не хотел вызвать у кайзера недоверие своей критикой Берлина.
Но с самим Вильгельмом II принца Людвига связывали прохладные отношения, наполненные взаимным непониманием. Между баварским принцем и Вильгельмом II неоднократно случались столкновения. Баварский посол в Берлине граф Хуго Лерхенфельд-Кёферинг писал: "Оба высоких господина не ладили друг с другом, они снова и снова сталкивались. Кайзер раздражал принца своей нетактичностью и до сих пор мальчишеским и непринужденным характером, а принц надоедал кайзеру своей медлительностью, основательностью и отсутствием чувства юмора."



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: Deutschland, наш Вилли, арт, Виттельсбахи и окружение

23:59 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Вчера скончался последний правящий Гогенцоллерн - король Михай I Румынский.
Праправнук королевы Виктории и правнук Фридриха III Прусского.



На фото кронпринц на курорте Синая. 1932 год

@темы: фотографии

23:00 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: арт, Deutschland, Aviatik

23:50 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: Deutschland, арт

23:58 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Кайзер Вильгельм II не терпел критику, однако, полагал, что сам знает все лучше других. У немцев было на этот счет выражение: "Знаете ли Вы различие между Богом и кайзером? - Бог знает все; кайзер знает все лучше!"



P.S. Текст взят из группы кайзера

@настроение: воспоминания о моем девизе)

@темы: наш Вилли, арт, Deutschland, чит-перечит

23:35 

Руины Фалькенштейна

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
23:58 

Карикатура на веймарскую полицию, подчиненную социал-демократам

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Никакого свиста, Ваше Величество!


@темы: Старый Фриц, арт

23:56 

Немецкая открытка 1910-х гг

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: арт, Deutschland

23:01 

Людвиг в Берге

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

Die Retrospektive

главная