• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:53 

Carl von Bergen

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: арт, Deutschland

22:17 

Собаки последнего кайзера Вильгельма II

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Если бы только люди могли любить как собаки,
мир стал бы раем.

Джеймс Дуглас


В то время как канцлер Отто фон Бисмарк окружал себя гигантскими догами, последний кайзер Вильгельм II предпочитал небольших коротконогих собак.

Вильгельм II на досуге очень любил охоту. Ну а какая может быть охота без любимых четвероногих компаньонов – собак? Свою любовь к собакам Вильгельм сохранил на всю жизнь. В первыми охотничьими собаками юного Вильгельма на мелкую дичь были короткошерстные коричневые собаки Боско и Фланкер из владения его деда кайзера Вильгельма I.
Некоторое время Вильгельм был очень доволен борзой. Также Ханс фон Плессен(1) приобрел для него рыжую ганноверскую ищейку. В Роминтене и Шорфхайде ищеек использовали при необходимости местные лесники.

03_Willhelm-Pferd_LW

читать дальше

@темы: фотографии, наш Вилли, арт, Kinematographie, Deutschland, Das ist Krieg!

22:41 

Richard Moser

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: Osterreich, арт

23:27 

Снова вместе

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Звёзды кино Третьего рейха, кумиры своего времени, собрались вместе в 1988 году, чтобы сыграть в эксцентричной комедии "Замок Кёнигсвальд", действие которой разворачивается в 1945 году. Старушки-аристократки собрались в богемском замке обсудить насущный вопрос: "Кто из оккупантов придёт в замок первым?".

В настоящее время фильм можно приобрести на DVD (без перевода).

В кадре из фильма слева на право: Марианна Хоппе, Марика Рёкк, Карола Хён, Камилла Хорн, Фее фон Райхлин (звезда оперетты), Роза Рене Рот (бывшая актриса венского Бугтеатра) и некая аристократка фрау фон дер Реке.



посмотреть на актрис в молодости

P.S. Впервые пост был опубликован мною тут.

@темы: фотографии, запретный плод сладок, Osterreich, Kinematographie, Deutschland

22:24 

Я ПРОСТО ОСТАВЛЮ ЭТО ЗДЕСЬ

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Англичане решили перещеголять экранизацию сатирической пьесы "Майн Кампф" и снять свою многосерийную пародию на юного абитуриента Венской академии (видимо, кто-то прочитал мемуары Кубичека).

Вот такие главные герои. Художник и музыкант. Кастинг явная отсылка к тому, что Алоизыч любил фэнтази :lol:



И прототипы для сравнения


@темы: фотографии, радости, запретный плод сладок, арт, Osterreich, Kinematographie

22:26 

Тристан и Изольда

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: арт, Deutschland

22:56 

Неофициальные жертвы Ночи длинных ножей

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Мориц Оппенгеймер (1879-1934) - еврейский торговец скотом из Гессена.
Далекий от политики бюргер стал жертвой внезапной расправы местных эсэсовцев. "Вдохновленные" масштабной акцией, местные члены СС в Ночь длинных ножей решили проявить инициативу: они вломились в деревенский дом Оппенгеймера и открыли стрельбу. Сыновья скототорговца были ранены, а сам он получил пулю в живот и умер через день в больнице. Его семья эмигрировала в США. Участники "инициативы" были осуждены только в 1947 году. Сам Оппенгеймер не числился ни в одном из списков политических преступников, подлежащих ликвидации.

Юлиус Адлер (1882-1934) - еврейский адвокат, доктор юр. наук из Вюрцбурга.
В начале июня 1934 года доктора Адлер был подвергнут превентивному аресту за махинации с имуществом эмигрировавшего родственника и сексуальные извращения. Государство хотело безвозмездно получить пивной завод, который Адлер получил от кузена, и за это он был обвинен в мазохистских действиях с проститутками и попытке кражи того самого завода. 20го июня он был переведен в КЦ Дахау. А в Ночь длинных ножей казнен вместе с рядом других неугодных и неперевоспитуемых противников режима. Однако официальной причиной для казни стала якобы высказанная Адлером солидарность с "путчистами Рёма", а потом и вовсе поднятие бунта, но всё же коменданту Айке не поступало такого приказа, это была очередная "инициатива".

Вильгельм Шмидт (1893- 1934) - музыкальный критик, лирик, работавший в ежедневной газете "Последние мюнхенские новости". Вечером 30 июня критик Шмидт был попросту похищен эсэсовцами из своей же квартиры и отправлен в КЦ Дахау. Допрос Шмидта ничего не дал, и вскоре его расстреляли. Тело Шмидта, в закрытом гробу, относительно быстро вернули его близким, это случилось в начале июля, в то время как другие могли ждать и до осени, а то и вовсе получать лишь урну с прахом несчастного. Поэт Дёрфлер прочёл свои стихи на его могиле, а потом перед вдовую извинился лично Рудольф Гесс, сказав что её муж полностью реабилитирован. Всё дело было в том, что в кровавой суматохе несчастного Шмидта перепутали то ли с доктором Шмиттом из "Черного фронта", то ли одним из опальных Шмидтов из СА.

Куно Кампхаузен (1900-1934) - архитектор.
В начале 1930-х гг. Кампхаузен возглавлял архитектурно-строительное бюро в одном из силезских городков. В 1934 году Кампхаузену отказал в праве на строительство местный штандартенфюрер-СС Фёрстер. Он и его коллега Депонте хотели свести личные счёты и убрать с выгодных мест неугодных им людей. Также как и Кампхаузена они планировали уничтожить бургомистра соседнего городка, директора скотобойни и шефа налоговой службы, которые выжили только потому, что их не было в городе. В ночь на 30 июня эсэсовцы пришли в его дом и попросили пойти с ними якобы для помощи . Кампхаузен согласился поехать с ними на мотоцикле, однако попал в ловушку и получил 11 пуль. На следующий день его труп нашли в придорожной канаве. Смерть Кампаузена приписали к борьбе против попытки переворота. Однако некоторое время спустя фрау Кампхаузен смогла подать заявление в полицию, благодаря тому, что об инциденте узнал министр юстиции Гюртнер. На закрытом процессе некоторые из участников преступления получили реальные сроки, другие же остались оправданными, благодаря своими убедительным словам о самообороне против рёмовского путчиста.

@темы: запретный плод сладок, Deutschland

23:41 

Kurt Knoblauch

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Будущий функционер СС Курт Кноблаух (1885-1952) родился в Мариенвердере, Западная Пруссия (нынешняя Польша) в семье налогового инспектора. После окончания гимназии в Ратцебурге, в 1905 году поступил фанен-юнкером на службу в 39-й нижнерейнский фузилёрный полк Прусской армии, и через год получил там звание лейтенанта. В 1909 году был переведен в 8-й рейнский пехотный полк, где стал командиром взвода. С осени 1911 года адъютант 3-го батальона полка. Затем с февраля по май 1914 года - в окружном военном комиссариате Саарбрюкена.

К началу Первой мировой старший лейтенант Кноблаух командовал ротой в 32-м запасном батальоне. Несколько раз был ранен, и в июне 1915 года получил капитанский чин. К концу войны заслужил два Железных креста и два креста Фридриха-Августа Ольденбургского.

После войны капитан присоединился к фрайкорам и вступил во временный рейхсвер. Сначала он стал командиром 4-й пулемётной роты, затем 12-й роты 2-го стрелкового полка. Кноблауху удалось остаться в официальной республиканской армии, карьеру в которой он начал как офицер разведки в штабе 18-го пехотного полка в Падерборне. С 1926го года - майор. С 1930 года - подполковник и командир 2-го батальона 1-го прусского пехотного полка. С 1931 года - в штабе полка. С февраля 1933 года - полковник, но вскоре после этого, 31 марта 1933 года, был уволен из армии с правом на пенсию и ношение формы 18-го пехотного полка.

20 апреля Кноблаух вступил в НСДАП, а чуть позднее и в СА, где в апреле 1935 года дослужился до штатного фюрера (занимался подготовкой новых кадров). После этого ушёл из СА и в мае того же года вступил в СС (штурмбанфюрер) , где сразу же начал службу в Главном управлении и штабе рейхсфюрера. Кроме того, с 1937 года входил в штаб заместителя фюрера. Его карьера быстро шла в гору благодаря личному контакту с Г. Гиммлером.

С мая 1940 года командующий резервом дивизии СС "Мертвая голова" и 2-й бригадой рейхсфюрера-СС. С декабря 1940 года командующий Ваффен-СС в Нидерландах. С апреля 1941 года в командном штабе рейхсфюрера СС. С июля 1942 года возглавлял координацию действий СС в помощи армии и полиции, в Главном управлении СС. С июне 1944 года получил звание обергруппенфюрера СС, генерала Ваффен-СС и служил в кадровой службе Главного административно-хозяйственного управления СС.

После войны, на денацификационном суде в Мюнхене, Кноблаух был признан активистом и получил 2 года трудовых лагерей. Кноблаух не был доволен таким приговором, и пытался обжаловать его (впрочем, безрезультатно).

Гиммлер и Кноблаух. Предположительно 1941 год.

@темы: фотографии, запретный плод сладок, Всегда ваш, "плохой" Хайни, Deutschland, Das ist Krieg!

22:59 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
В Третьем рейхе было всё, и даже... свой Шерлок Холмс! В 1936 году чешский режиссер Карел Ламач снял "Собаку Баскервилей" для немецких кинозрителей. События детектива были перенесены из викторианской эпохи в межвоенную современность. Фильм сохранился лишь потому, что солдаты союзников нашли его в Бергхофе.

К слову, Ламач до этого уже экранизировал приключения знаменитого сыщика в родной Чехословакии, и одну из главных ролей в его фильме сыграла будущая возлюбленная Геббельса - Лида Баарова.






P.S. Изначально пост был опубликован мною тут

@темы: фотографии, запретный плод сладок, арт, Kinematographie, Deutschland

22:35 

Теодор Фонтане. "Странствия по марке Бранденбург". (5)

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Большой обелиск в Райнсберге и надписи на нём.



Пожалуй, наиглавнейшей достопримечательностью Райнсберга является обелиск, возвышающийся на склоне, на противоположном берегу от замка, между парком и лесом Боберов. Он был воздвигнут принцем Генрихом в начале девяностых годов, "в память его брата Августа Вильгельма" и изображает на своем блестяще выполненном барельефе именно этого принца и а также такие слова:

A l'eternelle memoire d'Auguste Guillaume
Prince de Prusse, second fils du roi
Frédéric Guillaume.



*

Но не только одному принцу посвящен этот памятник, но и всем героям Семилетней войны, всем тем, к кому обращена втора надпись: "ваша храбрость и проницательность, сохранит о вас память веках"
Так как много прусских героев тех лет, несомненно, было не счесть, то принц выбрал из множества вариантов. Этот выбор был сделан и, наконец, было выбрано двадцать восемь героев, чьи имена написаны на райнсбергском обелиске. Каждое имя находится в медальоне и сопровождается короткими характеристиками, составленными на французском. Ниже я даю их в переводе.

Сторона фасада


Маршал фон Кейт. С глубокой честностью организовал и распространил он великие знания. В России, во время войны против турок, он снискал себе заслуженную славу, которую подтвердил и на прусской службе. Скорбь всех чувствительных сердец и слёзы всех воинов навсегда увековечат память о нём.
Маршал фон Шверин. Честь своего столетия и щит Отечества. Он объединил в себе все гражданские и военные добродетели. Враги, с которыми он боролся, не могли не восхищаться им. 10 апреля 1741 года он выиграл битву при Мольвице. В 1744 году, командуя армией, осаждавшей Прагу, взял крепость Жишки. В 1756 году он возглавлял прусскую армию, которая через Силезию прорывалась в Богемию. И хотя численность вражеской армии превосходила число его людей, он вел наступление против фон Пикколомини, возглавлявшего австрийскую армию. Народы, охраняемые его человечностью, почитали его героизм. Со знаменем в руках он пал жертвой своих усилий под Прагой, 6 мая 1757 года.
Леопольд, владетельный князь Ангальт-Дессау, один из самых лучших полководцев; он отличился в войнах за испанское наследство. Турин стал свидетелем его военных подвигов. Он возглавлял там пруссаков, как и войне 1742 года в Верхней Силезии. В 1745 году он победил саксонцев под Кессельдорфом и проложил путь в Дрезден. Военный гений и мужество навсегда сделали его бессмертным.
Август Фердинанд, четвёртый сын короля Фридриха Вильгельма, в 1757 году при корпусе в Праге был ранен отступающим врагом. В Битве при Бреслау, 22 ноября того же года, он до конца сражения сохранял важное место. В сражении при Лейтене он получил новые лавры. Не менее ценный своими добродетелями, чем своими поступками.
Генерал фон Зейдлиц, отличавшийся с юности своей. С честью и славой участвовал он во всех кампаниях Семилетней войны. Благодаря ловкости и храбрости, сочетаемой с быстротой и хладнокровием, все его военные подвиги заканчивались смертью врагов. Ловозице, Колин, Россбах, Хохкирх, Цондорф, Кунерсдорф и Фрайберг являются памятниками его победам. Часто бывал он опасно ранен. Прусская конница обязана ему тем совершенством, которым теперь восхищаются иностранцы. Этот редкий человек, переживший все опасности, умер в объятьях мира.
Генерал фон Цитен был столь же счастлив, сколь долго прожил. Он побеждал в каждом бою. Его военная смекалка, сочетаемая с героическим мужеством, заверяли его в счастливом исходе любого сражения. Но превыше всего вознесли его честность, бескорыстие и презрение ко всем, кто обогащался за счёт угнетённых народов.
Герцог фон Беверн. В 1756 году он одержал победу при Лобозице. В 1757 году, прорвавшись из Силезии в Богемию, его мудрые меры позволили победить австрийцев в бою при Рейхенберге. В том же году он с двадцати двумя тысячами сражался с армией Дауна, которая была на восемьдесят тысяч сильнее, и только в Бреслау проиграл эту мужественную борьбу. В 1762 году с одним корпусом при Райхенбахе, он с двух сторон подвергся нападению превосходящих сил. Он снова отбил их и захватил поле боя.
Генерал фон Платен. Он отличился на всех войнах, и участвовал во множестве сражений. После поражения при Кунерсдорфе он собрал разбросанные армии, прикрыв отступление, всю ночь оставаясь на своём посту и не возвращаясь к Одеру до следующего утра. В 1762 году он был послан с корпусом короля; он атаковал в Позене 6000 русских, захватил много пленных и уничтожил их склады.

Правая сторона


Подполковник фон Видель. С батальоном гренадеров, двумя гвардейскими ротами и двумя полками, собранными кронпринцем, он защищал богемский Зельмиц, на пересечении Эльбы, от всей австрийской армии. Так он дал прусской армии время, чтобы она смогла безопасно отойти. Через пять часов многочисленные батареи противника заставили его отступить. Когда принц Карл перешел через реку, надеясь увидеть большую армию, то узнал от пленных, что один батальон, но во главе с героем, так прекрасно оборонялся. С тем же батальоном он выступил в битве при Сооре, 30 сентября 1745 года, против левого фланга австрийцев, и там закончил свою героическую жизнь.

Генерал-лейтенант фон Хюльзен. Его военные таланты ценились очень высоко. Он участвовал почти во всех сражениях, часто бывал ранен, и всегда отличался смелостью. В 1760 году, в битве при Торгау, в котором он сражался, был отброшен. Он собрал остатки фланга. Но так как его конь был убит, а возраст и раны не позволяли ему вести свой корпус пешком, он, среди огня противника, сел на пушку и так добрался до правого фланга.

фон Тауэнцин, генерал пехоты. Участвовал во всех компаниях; его раны были славным напоминанием о его мужестве. В 1760 году он защитил Бреслау от Лаудона. В 1762 году он командовал осадой Швейдинца, которым владел до глубокой старости.

фон Мёллендорф, генерал пехоты, участник всех походов с 1740 по 1778. При Торгау, в 1760, захватил Сиптицерские высоты, чтобы схватиться с противником. В 1762 году он также занял высоты Буркерсдорфа, заставив маршала Дауна изменить свою позицию, тем самым поспособствовав осаде Швейдинца. Зимой 1778-1779 он командовал особым корпусом при регулярной армии в Саксонии, напав на противника возле Бриксена.

Генерал-лейтенант фон Ошармуа. Выходец из Франции. Он был участником войны за испанское наследство из прусской армии. В войне 1740 он проявил себя вторым Баярдом, без страха и упрёка. В битве при Праге, 6 мая 1757 года, он пал на поле брани.

Генерал фон Ретцов, интендант армии. В 1758 году командовал отдельными частями армии короля. Он держался у Белой Горы, где столкнулся с правым флангом армии Дауна. В день неудачного наступления на Хохкирх, 14 октября 1758 года, занял холм позади королевской армии. И это было столь благоразумно и доблестно выполненное отступление. Он умер через месяц после того, как оказал столь важную услугу своему отечеству.

Полковник фон Ворберснов, первый адъютант короля. Он обладал жизненной честью и большими военными познаниями. В 1757 году, в битве при Праге, когда он должен был вновь вести левый прусский фланг в бой, он был ранен. Он участвовал во всех кампаниях против русских. Битва при Кае началась против его воли; пруссаки проиграли, и он пал, как герой.

Левая сторона


фон Вюнш, генерал пехоты. Он поступил на службу в 1756 году в качестве офицера добровольческого корпуса, и поднялся на самые высокие карьерные ступени благодаря своей гениальности и военным талантам. В малую войну все его начинания были удачны, и он заслужил всеобщее уважение. В 1759 году при Торгау он с небольшим отрядом против многократно превосходящего его противника. В том же году при Дюбене он снова поразил первые ряды врагов. Плененные генералы, знамена и пушки стали памятниками его победам. Он умер в 1788 году.

фон Зальдерн, генерал-лейтенант. Участник всех военных походов. Славился своими тактическими знаниями. Одинаково известный, как своей храбростью, так и своей честностью. Он отличился в сражении при Торгау. Умер в 1785 году.

фон Притвиц, генерал кавалерии. Он служил и драгуном, и гусаром, отличившись храбростью в нескольких сражениях. Это привлекло к нему особое внимание короля, давшего ему жандармский полк, которым он командует и поныне, всегда инициативен и деятелен.

фон Клейст, генерал гусар. Снискал себе славу в Семилетнюю войну. Умело действуя во всех кампаниях малой войны, в настоящей войне его талантливые успехи страшили врагов. Всегда любимый своими войсками, благодаря им он обрёл бессмертие. В 1767 году он закончил свою карьеру.

фон Дискау, генерал-лейтенант артиллерии. В юности заслужил высочайшее уважение своего корпуса, которым он командовал в Семилетнюю войну. Он был активен, бдителен и трудолюбив. Участник всех осад. И в боях, в которых участвовал, сослужил он большую службу. Умер в преклонном возрасте.

фон Ингерслебен, генерал-майор. Убедительно доказал свою храбрость. В битве под Прагой, в 1757 году, он покрылся ранами, которые, однако, не убили его. Но в том же году он погиб в битве при Бреслау, 22 ноября, как герой.

фон Хенкель, генерал-лейтенант. Граф фон Хенкель, адъютант принца Генриха Прусского во время походов 1757 и 1758 годов, отличился в битвах при Праге и Россбахе. Зимой 1757, 1758 гг. поддерживал генерала фон Тауэнцина в атаке на Хорнебург. В битве при Торгау, в 1760 году, возглавляя полк принца прусского, он снова доказал свою храбрость.

Задняя сторона.


фон Гольц, адъютант короля. В 1756 году он был отправлен в Пруссию, чтобы в качестве советника поддержать армию маршала Левальда, командовавшего армией против русских. Разносторонний, сильный духом и обладающий военными знаниями, он прославился, когда, презрев все опасности, пал за Отечество при Егерсдорфе.
фон Блюменталь, майор в полку принца Генриха. Его светлый ум и правильный нрав привели его не к совершенству, а к обратному, когда он был убит при обороне поста Остритца в Лаузице, 31 сентября 1756 года.

фон Редер, шеф кавалерийского полка. Как командир кирасирского полка Шметтау, он разбил австрийскую пехоту и взял в плен целый полк. 29 Октября 1762 года, в битве при Фрайберге, в Саксонии, он приобрел новую славу.

фон Марвиц, квартирмейстер армии короля. Во всех войнах снискал себе большие заслуги, участник множества битв, во многих из которых сумел отличиться. Он умер в 1759 году, в возрасте тридцати шести лет. Возможно, его значимость и заслуги будут забыты, если их не сохранит сей памятник.

Декведе, адъютант принца Прусского, брата короля, майор в полку принца Генриха. Правильность суждений, твёрдость характера и бесстрашие, позволяли ему быть полезным для государства долгое время. Но в 1757 году, в битве под Прагой, ему оторвало обе ноги пушечным ядром. Он прожил ещё несколько часов, но даже самая жестокая боль не отняла у него мужество до последнего вздоха.

фон Платен, адъютант маршала Шверина. Он обладал всеми качествами, которые давали надежду на то, что со временем он заменит этого великого человека. Он пал под Прагой 6 мая 1757 года.



Так написаны имена двадцати восьми, которых выбрал сам принц, из своих субъективных ощущений. Поэтому, перед описанием, он оставил следующие строки в дань "прусским героям":

Leurs noms gravés sur le marbre
Par les mains de l'amité,
Sont le choix d'une estime particulière
Qui ne porte aucun préjudice
A tout ceux qui comme eux
Ont bien merité de la patrie
Et participent à l'estime publique.(1)

Нет прецедентов против тех, кто получил "estime publique"(2). Эти тактичные слова вполне в духе принца Генриха. Он высказывает своё мнение и (вполне дипломатично) раскрывает только часть того, о чем молчит, но даже это молчание ещё кажется ему оскорбительным и он смягчающе добавляет "без ущерба". Это особенно относится к отсутствию трёх имён: Винтерфельдта, фон Фуке и фон Виделя. С одной стороны действительно есть "Виделль", но это старый генерал с тем же именем, павший при Сооре в 1745 году, а не Видель, который как фаворит и доверенное лицо короля, заменивший командующего против наступающих русских графа Доны, и на следующий день, несмотря на свою храбрость, был разбит в сражении при Кае. Эти ошибки, прежде всего, повторил Винтерфельд(4) также отсутствующий, в то время как все те, кто по той или иной причине впали в немилость короля, с уверенностью оказались на этом обелиске, когда справедливость восторжествовала. Так здесь появились герцог Бевернский, фон дер Марвитц, полковник фон Воберснов и сам принц Август Вильгельм. Каждая подпись у этих медальонов значительна и даёт нам "критический комментарий", и что написал принц в исторической книге остается загадкой, но остаётся краткий намёк и описание, заложенные в этом "комментарии" с его взглядами о нём.

Критика на обелиске ориентирована, в первую очередь, против короля, но в некоторых местах, прямо одновременно с откровенными признаниями, обращена то к одному, то к другому из известнейших генералов. Так, к примеру, становится ясно, что даже тогда народ, живущий убеждением, что "Шверин с флагом" решил исход Пражской битвы, сочетается с ощущением того, что он сам многого достиг, потому как он до этого с большой теплотой в словах отзывается о предыдущих действиях Шверина, но заканчивает трезво: "Un drapeau à la main il fut la victime de son zèle devant Pragne le 6 de Mai 1757".

Самые тёплые слова, несомненно, обращены к Цитену, и потому я не могу не повторить их ещё раз в оригинальной версии:

Toutes les fois qu'il combattit, il triompha.
Son coup d'oel militaire joint
A sa valeur héroïque
Decidoit du succès des combats;
Mais ce qui le distinguait encore plus
Ce furent son intégrité, son desintéressement
Et son mépris pour tous ceux
Qui s'enrichissaient aux dépens
Des peuples opprimés.(3)

Сердечность и искренность звучит в каждой строке. И здесь старый гусар остался победителем.
_______________________________________________________________________________________________________________________________________
(1)
2) общественное уважение (фр.) - доп. перевод переводчика
(3)
(4)В истории Винтерфельда до сих пор не поставлена точка. Многое ещё неизвестно, но уже сегодня можно сказать, что глубокое отвращение, которое питали некоторые генерал и принцы к фон В. - вполне обоснованно. Но вина лежит на короле, а не на Винтерфельде. Если бы король смог решиться дать ему большую свободу действий и людей, если бы он дал Винтерфельду право расследовать и инспектировать, чтобы судить и наказывать. Но он никогда не получал такого приказа свыше, всегда действуя только по "высочайшему поручению", что привело к враждебному настрою всех пострадавших.
запись создана: 14.05.2016 в 23:09

@темы: фотографии, арт, tlumaczenie, Deutschland, Das ist Krieg!

23:40 

Карл Теодор Райффенштайн

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: арт, Deutschland

21:47 

Не мог пройти мимо

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
22.06.2016 в 01:29
Пишет Clisson:

Why not...
[Daily log - вирус]
Вы отвечаете в комментах, а я:

1. Скажу, почему занес Вас в избранное.
2. Скажу, кого из героев (книг, аниме, кино и сериалов) Вы мне напоминаете.
3. Расскажу случай или ассоциацию, связанную с Вами.
4. Расскажу о своем первом впечатлении о Вас.
5. Скажу, какой предмет/понятие/явление Вы мне напоминаете.
6. Спрошу что-то, что всегда хотел узнать от Вас.
7. Скажу Вам что-нибудь загадочное и важное.
8. Вирус должен жить - поместите эту запись и в своём дайри.

URL записи

@темы: interrogation directe, обо мне

23:59 

Кайзер Вильгельм II о своём бывшем лучшем друге

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Когда я познакомился с графом Филиппом Ойленбургом-унд-Хертефельдом, он состоял на дипломатической службе и был прикомандирован к посольству в Мюнхене. Граф Вертерн-Байхлинген, который в то время возглавлял это представительство, указал мне на него во время нашего разговора о нордических сагах и Атлантиде, сказав что тот обладает большим музыкальным талантом и сам исполняет свои скандинавские баллады, слова и музыка для которых написаны лично им, что восхитительно. Будучи фенрихом в гвардии, Ойленбург подружился с полковником фон Калькштайном, генералом фон Кесселем в первом гвардейском, генералом фон Мольтке в том же полку, и графом, в последствии князем, Рихардом цу Дона-Шлобиттеном - со всеми господами, с которыми я также был близок. Все они очень высоко оценивали Ойленбурга. Князю Бисмарку тоже очень нравился "нордический бард, Фили" и княгиня слушала его баллады с большим удовольствием. Когда я, с моей супругой, проводил лето 1886 года в Райхенхалле, Ойленбург некоторое время оставался с нами и оживлял наши вечера своей игрой на фортепиано и исполнением баллад. Одна из его лучших композиций, "Затопление Атлантиды", была моим любимым музыкальным произведением. Он, как и я, был большим любителем природы, и мы с моей женой говорили с ним о искусстве музыке, и литературе во время наших длительных прогулок по по живописным окрестностям Райхенхалля. Он был особенно великолепен в знании итальянского ренессанса, имел множество друзей и знакомых среди среди выдающихся художников Мюнхена, рассказывая интересные истории о их жизни и творчестве. Как дипломат он озвучивал мнение о политических обязанностях и целях Германии, которое соответствовало моему собственному, насколько я тогда мог его сформулировать. Ойленбург обладал даром рассказчика. Он был одним из тех счастливых людей, с которыми, особенно во время поездок, зачастую происходит что-то комическое, и они умеют об этом рассказать; так что его описания, наполненные юмором и приправленные ироническим подшучиванием над собой, всегда привлекали всеобщее внимание.
После Рейхенхалля, Ойленбург и я отправились на Байройтский фестиваль, так как он был преданным вагнерианцем и очень хорошо знал семью Вагнеров. Именно ему я обязан возможностью посетить дом и могилу Вагнера, а также моему знакомству с этой семьей. По вечерам мы вместе слушали "Тристана и Изольду", и, прежде всего, "Парсифаля", который произвёл на меня ошеломляющее впечатление.
Я хочу поблагодарить Ойленбурга за многие вещи, связанные с искусством, наукой и литературой, и, не менее, за восхитительное общение. Когда он приехал к нам домой в Потсдам, это было подобно потоку солнечного света, пролившегося на жизненную рутину. Таким неизменно верным другом он оставался для меня на протяжении десятилетий. Что касается различных многочисленных обвинений, выдвинутых против него - однажды история установит свой вердикт. Я со своей стороны всегда буду сохранять благодарные воспоминания о нём.


Из книги кайзера "Из моей жизни. 1859-1888". 1926 год


@темы: Deutschland, музика, наш Вилли, фотографии

23:08 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Вальхалла - зал славы выдающихся исторических личностей, принадлежащих к германской культуре, расположенный на берегу Дуная в 10 км к востоку от города Регенсбурга.

Идея строительства принадлежала баварскому королю Людвигу I и была осуществлена в 1842 году архитектором Лео фон Кленце, известным также возведением Нового Эрмитажа в Петербурге. В отличии от легендарной, баварская Вальхалла была предназначена не только для воинов, но также и для учёных, писателей, клириков и женщин. Всего при жизни Людвига I было установлено 160 бюстов и памятных табличек. После смерти монарха следующие правители продолжили эту традицию...

В годы национал-социализма в баварскую Вальхаллу был добавлен только один бюст, бюст одного из любимых композиторов фюрера, Антона Брукнера.Торжественное установление памятника, на котором присутствовало руководство рейха, включая самого Гитлера, состоялось в июне 1937 года.

В настоящее время за пополнение зала славы отвечает региональное баварское правительство, которое, естественно, иначе трактует принадлежность к германской культуре. С 1990-х годов было установлено три бюста в честь знаменитых евреев, (ученого А. Эйнштейна, монахини Эдит Штайн, поэта Г. Гейне). Также с 2003 года здесь находится бюст участницы сопротивления Софи Шолль и мемориальная доска в честь всех участников движения сопротивления в Третьем рейхе.







P.S. Впервые пост был опубликован мною тут

@темы: запретный плод сладок, фотографии, арт, Виттельсбахи и окружение, Deutschland

23:36 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Замок Клитшдорф. 1922 год. Акварель принца Ауви


@темы: арт, Deutschland

23:08 

Мария Тереза, эрцгерцогиня Австрийская

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
23:24 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
22:59 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
На службе у короля Людвига II
Перевод воспоминаний придворного камердинера Вильгельма Рутца


Бывший бургомистр Обераммергау Вильгельм Рутц, в 1950 г., незадолго до своей смерти, в возрасте 85 лет, записал свои воспоминания о службе камердинером у короля Людвига II. Обычно молчаливый, известный житель Обераммергау преклонного возраста описал в них свои личные впечатления, и оставил их своей семье, и потомкам.

Quid est veritas?
В 1885 году я был солдатом. Я прибыл как кавалерист к 3-ему полку шеволежеров в старые (Lebel-kaserne) казармы в Мюнхене. 2 февраля 1886 года мой приятель Хитль и я были вызваны в канцелярию. Там находился один из лейб-кучеров короля, у которого был приказ короля Людвига II выбрать двух новых камердинеров. Изменение на этой почетной службе было предусмотрено, так как прежние слуги навлекли на себя немилость короля своей небрежностью и невнимательностью. Король менял очень часто своих служащих; всегда были причинами безрассудство, непригодность и отсутствие интереса. В течение двух лет слуги назначались из нашего полка.
На следующий день после полудня пришло телеграфное назначение Хитля и меня. На следующий день нас уже ожидал в Хоэншвангау 75 летний лейб-егерь Зингер. Уже вечером мы должны были быть представлены королю.
Это произошло при сервировке обеда, который состоялся в 7:30 утра. Король сидел за столом. Зингер ввел нас и представил. За всю мою жизнь не бывало такого, чтобы моё сердце билось так часто, и вот теперь, здесь, я узнал каково это. Король рассматривал нас и кивал одобрительно. Зингер в течение следующих дней учил нас правилам сервировки стола.
Моими обязанностями, как первого слуги, было разбудить, одеть, подать на стол и записывать под диктовку, а также поддерживать порядок, как это принято у высоких господ. Для нас обоих, не знавших такой работы, это сначала было несколько тяжело, однако, король был очень терпелив. Он доброжелательно прощал первые ошибки, но им не было позволено повторяться. Король работал по ночам и спал в течение дня. Он очень точно установил время отдыха, оно составляло 9 ч. 40 минут. В течение этого времени рядом должен был лежать листок, на котором было отмечено точное время. Первый слуга должен был отвести короля в спальню и принять ключ, для побудки прибыть в установленное время в комнату, зажечь свет и принести чашку чая. Кровать была под балдахином с тяжелой вышитой синей занавеской. Пододеяльник был из белого шелка и стены кровати были отделаны синим шелком. Наверху над кроватью всегда висел маленький золотой крест. После того как зажигался свет, должен был открываться полог и предъявляться листок с точным часом; король кивал, если время совпадало. Потом, в качестве утреннего приветствия, делался низкий поклон. Король вставал с кровати, пил чай и шел в ванную. Это продолжалось полчаса. Король уделял большое внимание чистоте. В то время как он был в ванной, спальня проветривалась и приводилась в порядок, а также готовилась одежда. Служанка перестилала кровать свежим бельем, которое было украшено вышивкой с короной и монограммой L II. Служанке не было разрешено находиться больше в спальне*, когда король выходил из ванной, он не хотел видеть женскую прислугу. Когда король выходил из после омовения, первый слуга должен был быть в комнате и приготовить 2 махровых полотенца. Затем проводилось одевание, нужно было быть внимательным только к ленте черного галстука, чтобы она была хорошо завязана и петля в конце имела ту же длину. Король был столь высок, что я должен был завязывать галстук поднятыми руками. И, наконец, я подавал ему часы и надушенный носовой платок. Король смотрел на себя в зеркало, если все было в порядке, он кивал, в противном случае приходилось переделывать. Затем прибывал парикмахер, который должен был понять желания короля и работал примерно полчаса; при этом ему не было позволено говорить, горькая вещь для парикмахера. И, наконец, в спальне происходила короткая утренняя молитва, при которой король хотел быть только в одиночестве. После того, как туалет был наведен, наступало время завтрака. Он состоял из чая или кофе, яйца, масла, меда, джема, ветчины, булочки и изысканных пирожных. Завтрак продолжался час. После него наступали полчаса езды и столько же долгая прогулка. Затем он читал газетные вырезки, которые посылались из Мюнхена. Я никогда не видел всю газету, почему, не знаю; могу представить что это, однако, было (правительственный обман). Пару раз поступающие в неделю правительственные дела в значительной степени были ничего незначащими. Только от офицеров или доставка от высших чиновников; большей частью была необходима лишь подпись короля, но ничего из правительственных дел. Я должен был представлять эти документы по порядку секретарю канцелярии Майру для подписи королю и передавать обратно после ознакомления.
До начала обеда, вечером в 7:30 ч, король проводил время, читая книги, половина которых состояла из французских произведений. Трапеза была богато украшена. Еще более обильным было французское меню. Оно состояло от 12 до 14 перемен. Блюда, которые готовили два повара, великолепно и оригинально украшались. При каждом перемене блюд король смотрел на карту меню. От каждого блюда он брал очень много. К основным блюдам подавались также превосходные красные и белые вина, изысканные ликеры и десертные фрукты. Он никогда не пил никакого пива, только воду со льдом. Подавались блюда медленно, с перерывами от 8 до 10 минут. Блюда должны были подаваться до тех пор, пока не следовал жест рукой, означавший, что они могут уноситься обратно. Сигары и сигареты также присутствовали на столе, однако, король курил редко. „Подъем накрытого стола" не показывали во время обеда: он поднимался, прежде, чем король занимал место, накрывался вверху и снова спускался после его ухода. Если бы это происходило после каждой смены блюд, то король был бы должен каждый раз покидать место, чего он не хотел. Ужин был проще, но, тем не менее, состоял из 8-9 блюд. Он никогда не был только что приготовлен, так как повара готовили блюда с обедом заранее и поваренок должен был подогревать их в приемной.
После обеда король задерживался на некоторое время в комнатах, и изредка выходил на свежий воздух. Он проводил много времени за чтением французских романов, рисовал и набрасывал планы замков или диктовал преимущественно строительные дела.
Порою он проводил много времени в своей богатой библиотеке и в зимнем саду, если был в том замке. Он любил цветы и, особенно, золотых рыбок. С ними он весело говорил и предостаточно их кормил. Редко случалось такое, что он выезжал дважды в день. Если мы находились в Линдерхофе, ночной ужин происходил в гроте и иногда в хижине Хундинга.
После разрыва помолвки с баварской принцессой Софи король все больше и больше избегал своих родственников и с недоверием относился к ним. Он покидал Резиденцию и удалялся в уединенность гор. Он выполнял правительственные дела только письменно. Общение со всеми было полностью отменено, он даже не хотел иметь возле себя флигель-адъютанта. Уединенность и нелюдимость по отношению к людям, это вечное молчание, кроме нескольких диктовок днем, делало больным короля, но не психически больным, у него болела душа. Он точно знал, чего он хотел и действовал, поддерживал порядок в своей жизни и имел удивительную память. В своих отношениях со служащими он показывал только доброту и заботливость. Так однажды, когда мы были в Линдерхофе, и я подавал на стол, он осведомлялся о моей семье. Он спросил меня, хотел ли я навестить свою семью. Я радостно согласился, и король дал мне выходной на целый день, чтобы я мог поехать домой в Обераммергау. Вечером, после возвращения, я снова должен был быть у короля и рассказывать о моем неожиданном посещении дома. Чувствовалось, что король был доволен мной и радовался вместе со мной.
Неохотно сообщаю я о последних событиях в замке, которые привели Людвига II к трагическому концу.
Ночью с 9 на 10 июня лейб-кучер Остерхольцер был занят еще на конюшне в Хоэншвангау, чтобы привести в порядок карету и лошадей для следующего выезда. Там появился обершталмейстер граф Хольнштайн и объяснил ему, что это все больше не нужно, король больше не отдает приказов, а принц Луитпольд возьмет на себя регентство. Благодаря слуге Oстерхольцер узнал, что около 4 ч. утра прибудет комиссия, чтобы арестовать короля и объявить ему о назначении регентства. Остерхольцер сразу отправился к королю, чтобы передать ему сообщение. Это было около 1 ч. ночи; король ждал ужин. Я как раз подготавливал блюда в приемной, когда внезапно король вышел очень взволнованным из темной столовой, крепко схватил меня за плечи и крикнул: „Этот человек в моей комнате, кто он и как он вошел? Почему все не закрыто?" Слуга замка Ниггль не закрыл всё полностью, из халатности или согласно приказу? (Я предполагаю, последнее.) Я ответил королю: „Это лейб-кучер Остерхольцер, который должен передать важное сообщение вашему величеству." Остерхольцер стоял на коленях поблизости от стола и просил с поднятыми руками о прощении. Король пригласил его к разговору и дал мне команду все записать. Он дал распоряжения для защиты замка. Он не хотел соглашаться с предложенным Остерхольцером бегством; он еще не верил в угрожающую опасность, так как он упоминал часто имя „Хессельшвердт", который бы заранее его предупредил. Была вызвана жандармерия. Хитль и я должны были следить за закрытием дверей со слугой замка и забрать ключи к себе. С быстротой молнии новость разошлась по Хоэншвангау, пожарная охрана и граждане сразу встали на защиту своего короля. Начальник окружного ведомства из Фюссена просил в Кемптене о военной защите.
Сам король был бледен от волнения, ходил по комнате взад-вперед, разговаривая сам с собой, и смотрел часто на часы. Около 3.30 ч. утра он позвал Хитля и меня к себе. Мы пошли с ним на балкон спальни, так как оттуда была лучшая точка обзора на двор замка. Он стоял между нами и непрерывно смотрел вниз, его губы дрожали. Он освободил нас от обычного поклона и молчания. Тут он увидел комиссию, указал на них и сказал: „Смотрите, они прибыли!" И все же, они не могли попасть внутрь. Жандармы стояли на постах с заряженными винтовками. Отчетливо виднелись пестрые одежды комиссии: синего, зеленого, желтого, красного цвета и черного цветов. У всех были украшенные шляпы. Одетые в черное господа были психиатрами и охранниками. Когда господа были вне поля зрения, король сказал: "Мне кажется, это дело походит на неудавшийся спектакль." И, обратившись к нам, сказал: „Действительно ли вы останетесь со мной при любых обстоятельствах!" Мы подняли правую руку для новой присяги и положили левую на сердце. Король сочувственно кивнул. Граф Хольнштайн нагло требовал пропустить комиссию. В своем негодовании, король воскликнул: «Заприте их в темницу – пусть ребята поголодают!» Один из комиссии, я полагаю, граф Хольнштайн, повернулся и крикнул повару: «Принесите нам поесть и попить». „Нет ничего! ", рассмеялся повар. Когда все были приведены по приказу короля и заперты в темницу, король дал приказ не давать никаких блюд и напитков. 8 часов спустя прибыли 30 жандармов от новой власти, разогнали толпу, отпустили прежнюю охрану и доступ к королю был свободен. Майор нашего полка арестовал Хитля и меня в коридоре. Без наших вещей нас повезли в предоставленной карете в Мюнхен. На следующее утро нас перевели во Фрайзинг, так как боялись нашего общения с журналистами. Флигель-адъютант, граф Дюркхайм, сразу должен был отбыть в свой полк, переведенный в Метц. Так закончилась моя прекрасная служба 11 июня 1886 г. у нашего незабываемого короля Людвига II. После того, как у комиссии появился доступ, у короля возникли самоубийственные мысли. Он хотел броситься с башни замка, но все же предатель Майр не хотел найти ключ. Психиатр, тайный советник доктор Гудден пришел к королю и сказал, что у него приказ от принца-регента обследовать состояние его здоровья. Он представился по имени, на что король ему ответил: „Я назначил Вас в 1874 году на вашу должность, где тут ослабление памяти?"
Король проявил большое терпение, не выказывая внутреннего волнения и вспыльчивости. Сначала хотели отвезти короля в Линдерхоф, но все же побоялись, что жители Тироля или Обераммергау могут освободить короля, и поэтому отвезли его в замок Берг. О поездке из Нойшванштайна в замок Берг есть описание ассистента доктора Мюллера из Вюрцбурга, который присутствовал тогда в поездке.
В конце моего описания я хотел бы подчеркнуть, что оно правдиво и верно. Все книги и записи о последних пяти с половиной месяцах его правления сообщают обратное, но они не верны. Никто кроме нас, двух камердинеров, не был возле него в то время. За указанные мной факты я даю слово чести; обо всех других сообщениях я сказу словами Пилата: Что есть истина?
---------------
* Мой комментарий: здесь не идет речь о женоненавистничестве короля. Людвигу просто не нравилось наблюдать за суетой прислуги, как они перестилают кровать, наводят порядок и т.д. Он хотел видеть не процесс работы, а уже конечный результат, чтобы бардак и суета слуг не мелькали перед глазами.



P.S. Работа была выполнена Т. Кухаренко и публикуется с её разрешения.

@темы: чит-перечит, фотографии, Виттельсбахи и окружение, Deutschland

22:51 

Оккупированная Варшава

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
22:17 

Emanuel Spitzer

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

@темы: арт, Deutschland

Die Retrospektive

главная