Записи с темой: russland (список заголовков)
22:47 

Первая любовь последнего кайзера. Полная версия статьи

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Когда-то давно тут публиковал материал о Вильгельме и Элле. Чуть позже появилась расширенная версия, созданная благодаря Татьяне. И, наконец, к памятной дате закончена полная версия, которую я лишь чуток отредактировал.


Автор арта, конечно, vitaRaven

Материал большой, поэтому отправляю сюда только ссылки:
vk.com/wall-128277373_12536
vk.com/wall-128277373_12537
vk.com/wall-128277373_12538
vk.com/wall-128277373_12539

И небольшой отрывок для привлечения внимания:
Вильгельм в своих мемуарах «Из моей жизни» умалчивает о своих чувствах к Элле, передает лишь очень лаконично воспоминания о своем времяпровождении у гессенских родственников: «Так в воскресенье в мое Боннское время я бывал у моих родственников в Дармштадте, я приезжал тогда в большинстве случаев в пятницу, во второй половине дня, так как суббота была свободна от лекций и возвращался рано в понедельник. Уже поездка через прекрасную долину Рейна в разные времена года была большим наслаждением для меня, еще прекраснее, однако, всегда было пребывать в Дармштадте. Великая герцогиня Алиса Гессен-Дармштадская, супруга великого герцога Людвига, сестра моей матери, была умна, глубоко религиозна, бесконечно заботлива и добра, для меня она была как вторая мать. Я чувствовал себя как ребенок в доме, мои кузены и кузины были столь же хороши, как и мои братья и сестры. С Эрни, который был тогда, конечно, еще маленьким мальчиком, и с 4 кузинами мы совершали прогулки, играли в теннис и другие игры, с моим дядей я совершал выезды на охоту и поездки верхом, в которых восторженный солдат много рассказывал мне о 1870-71 гг. …».


@темы: чит-перечит, фотографии, наш Вилли, Russland, Deutschland

22:32 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Русский посол граф Николай Дмитриевич Остен-Сакен о Вильгельме II :
«Его величество император очарователен, как человек он не знает себе равного по обаятельности, но как монарх он весьма опасен, хотя в сущности не желает никому причинить зла. Он непоследователен».



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: чит-перечит, фотографии, наш Вилли, арт, Russland, Deutschland

23:58 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Михаил Николаевич с правнуком Вильгельмом Прусским


@темы: Russland, фотографии, Deutschland

21:34 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Письмо Вильгельма II к Елизавете Федоровне с призывом покинуть Россию оказалось фейком



Речь идет о письме Вильгельма II к Елизавете Федоровне переведенное мной с немецкого языка из фильма Ивана Охлобыстина "Святые. Святая Елизавета" : «Дорогая Элла! В это тяжелое время чужое для вас, оставаться в России опасно, подумайте о своей истинной родине – Германии. От всего сердца прошу вас, прислушаться к голосу разума и моей до сих пор живущей в сердце любви, – бегите, бегите, не оглядываясь назад. Я и ваши друзья готовы оказать вам достойный прием. Ваш Вильгельм». Это письмо позже всплыло на английском языке на фейсбуке в группе Хелен Азар: www.facebook.com/DiaryOfOlgaRomanovRoyalWitness...
Я задалась целью найти это письмо, из какого оно архива или книги. Хелен Азар также не знает первоисточник письма. В музее Елизаветы Федоровны при Марфо-Мариинской Обители нет архива и они тоже не в курсе откуда это письмо. Нет этого письма и в ГАРФе. В серьезных зарубежных биографиях Вильгельма II этого письма также нет. Нет письма и в книге Кристофера Уорвика, биографа Эллы.
Я написала Охлобыстину на фейсбук, задав этот вопрос, подлинно ли это письмо или его сочинили для фильма. Он просмотрел мое сообщение, но оставил без внимания и ничего не ответил. К расследованию был подключен биограф Елизаветы Федоровны и князя Сергея - историк Дмитрий Гришин. Вникнув в проблему, он прокомментировал:
"От Охлобыстина всего можно ожидать. Да, текст намекает на ситуацию 1918 года, но никаких документальных свидетельств в России о таком контакте до сих пор не обнаружено в архивах исследователями и публикаторами, даже более скрупулезными, чем Ваш покорный слуга. Стиль документа (особенно с упоминанием о любви и с фразой "бегите, бегите") настораживает, к тому же в тех условиях такое послание могло прийти только через посольство (и давно было бы найдено), тем более, что Елизавета не вела переписку с Вильгельмом, которого глубоко презирала. Иван Охлобыстин давно известен своими "открытиями", чего стоит его утверждение (целый фильм об этом снят) о фотомастерской, где гримировали и снимали двойника Распутина, чтобы фиксировать его попойки и гулянки (таких фотографий, кстати, нет). Вывод - сугубая осторожность, недоверие, умолчание при серьезной работе. Скорее всего, это письмо - фейк. "
Таким образом, это письмо ни в коем случае нельзя использовать в серьезных работах.



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: чит-перечит, фотографии, наш Вилли, Russland, Deutschland, Das ist Krieg!

22:56 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
По состоянию здоровья пропустил известные праздники, теперь главное дожить до семейного торжества


@темы: наш Вилли, жалобы на жизнь, Russland, Deutschland, Das ist Krieg!, обо мне

23:06 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
...Неописуемо красивая, величественная и милостивая королева Ольга, дочь императора российского Николая I <...>
Королева очаровывает своими прекрасными чертами, но ещё больше своим простым, естественным нравом, который никогда не является недостойным.


Филипп фон Ойленбург о королеве Вюртемберга в 1890 году.


@темы: арт, tlumaczenie, Russland, Deutschland

23:34 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:58 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:59 

О погибшем только хорошее

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
23:37 

Л.Л. Сабанеев о Зигфриде Вагнере

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Сын Вагнера и внук Листа

Зигфрид прибыл в Москву и должен был остановиться у Кусевицких. Они ему устроили обед с представителями музыкального мира, которых оказалось, впрочем, всего двое, если не считать самого Зигфрида и Кусевицкого.
Это были Скрябин и я. По-видимому, я оказывался представителем музыкальной печати, а Скрябин – композиторского мира. <...>

Он был до ужаса похож на отца — несколько выше ростом (Вагнер был совсем маленького роста), те же черты лица, подчеркнутые еще тождественной прической и совершенно «вагнеровской» бородкой ниже подбородка. Сходство было потрясающее, я сидел за обедом против него, и мне все время до жуткости казалось, что передо мной сам автор «Нибелунгов».

<...> Началось с парадного тоста (под русскую водку) за новоприбывшего «сына Вагнера и внука Листа» — говорил С. А. Кусевицкий со свойственной ему в подобные минуты невероятной вкрадчивостью и сладостью (он умел это делать в известные моменты), выразив надежду, что чрез час мы будем иметь счастье слышать великие произведения его гениального отца в том исполнении, которое завещано самим Вагнером сыну, так сказать — «из первых рук». Мне показалось, что он начал еще фразу о том, что Вагнер есть вообще кульминационный пункт музыки, но внезапно оборвал свою речь, посмотрев в сторону Скрябина и его жены, — вспомнил, что именно Скрябин себя чувствовал как кульминационный пункт музыки. Зигфрид выпил водку с видимым удовольствием. Мы ждали ответного тоста, но его не воспоследовало: Зигфрид уже по время тоста Кусевицкого все время беспокойно и тоскливо смотрел на рукав своего костюма, на котором виднелось черноватое маслянистое пятно.

— Это пятно, наверное, нельзя вывести, — наконец промолвил он с тоской в голосе.

— Не беспокойтесь, маэстро, — отвечал Кусевицкий, — нет ничего легче, как вывести. Это сущие пустяки…

— Я сама приму меры, — сказала Н. К. Кусевицкая. Кусевицкий наклонился ко мне и сказал мне тихо по-русски:
— Он задел рукавом за что-то, выходя из автомобиля, — и вот сам не свой — что-то у него тут не ладится (он показал на голову).

— Скажите нам лучше ваше мнение о современной музыке Германии, — сказала Наталья Константиновна Кусевицкая.

— Я полагаю, что костюм испорчен, — отвечал Зигфрид Вагнер печально.

Как ни старались гостеприимные хозяева перевести разговор на музыкальные рельсы, он упорно возвращался к рукаву и костюму. Я был потрясен контрастом между этой точной маской великого Вагнера и убогим содержимым того, что было за нею. До чего опасно ждать величия от потомков великих. Мне припомнились аналогичные эпизоды: «великий» Толстой и совершенно ему физически подобный его сын — Илья Львович, которого я тоже хорошо знал: небо и земля, одинаковое тело, до ужаса, до неправдоподобия подобные тела и совершенно чужие души, и вот этот бедняга Зигфрид Вагнер, точно на смех — точная копия физического тела отца и заурядная психика не только «среднего немца», но глупого немца, что, как известно, составляет особо тяжелый случай.

На концерт мы все пошли. Слушали метрономически точное, «капельмейстерское» исполнение хорошо нам известных произведений «великого Вагнера» и тоже совершенно «капельмейстерские» произведения его сына, про которые московские музыканты поговаривали, что будто и писал-то их не Зигфрид, а сам Гумпердинк.

@темы: музика, Russland, Deutschland

23:00 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Аж жутко, сколь актуальны некоторые вещи через сто лет


@темы: арт, Russland

23:13 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:59 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
"Это начало конца!"
Из мемуаров Виктории Луизы о Ленине, большевиках, о революции в России, кайзере и германском военном командовании.


Правительство Керенского в вопросе о продолжении войны оправдало ожидания своих союзников. В конце июля русская армия с главнокомандующим Брусиловым пошла в наступление. После первых успехов в Галиции, где удалось оттеснить австро-венгерскую армию, после чего русские были контратакованы немецкими дивизиями под руководством верховного главнокомандующего на Востоке, принца Леопольда Баварского. Наступление не просто остановилось, пошатнулась русская армия. Все говорило о военном крахе. Тяжелые потери на фронте заставили призыв к миру звучать еще громче. С трудом Керенскому удалось лишь временно успокоить массы, требующие мира. Оппозиция его политике была в руках большевиков. Они умело использовали быстро распространяющееся в народе возмущение по поводу продолжения войны для личных целей буржуазно-социал-демократического правительства.
Двигателем большевистской агитации был Ленин. Сосланный царским правительством изгнанник задержался в Швейцарии. После отречения царя он начал готовить свое возвращение. В поездке через Францию и Англию Антанта ему отказала. Оставалось поездка через Германию. Здесь его замысел упал на благоприятную почву. В кругах министерства иностранных дел размышляли об этом; так, например, немецкий посол в Копенгагене, граф Брокдорфф-Ранцау выразился после начала Петербургской мартовской революции: "В России теперь непременно необходимо создать максимально возможный хаос. Прежде всего крайние элементы должны выступать в наших интересах." Из Берна немецкий посол фон Ромберг сообщал, "что выдающиеся русские революционеры с начала революции настаивают на возвращении на Родину, хотят ехать через Германию и закончить войну с Германией как можно скорее."
В Берлине Эрцбергер занимался пропуском Ленина и других радикалов. Министерство иностранных дел утвердило план. Сначала высшее командование не соглашалось, как сообщил полковник Николаи, но потом дало свое согласие, однако при условии, что Ленин и его спутники в поездке через Германию не будут производить никаких агитации и волнений. Людендорф высказал свое решение: "В военном отношении поездка была оправдана. Россия должна пасть." 9 апреля 1917 г. из Швейцарии, через Германию и Швецию, в Россию, отправилась первая группа с 32 русскими эмигрантами, среди них были Ленин, Радек и Зиновьев.
Мой отец был в неведении о запланированном проезде эмигрантов. Он узнал об этом, насколько я верно помню, из прессы. Бетманн тогда предоставил ему доклад и объяснил, что для Германии в России политика разложения является необходимым условием, чтобы вернуться к миру на Востоке. Когда мой муж и я услышали об этом решении, то мы были вне себя. Мой муж сказал буквально мне: "Это начало конца!" Он объяснил мне, что революционное настроение в России и связанная с ним неопределенность среди русских войск должны были использоваться по-военному. "Теперь," заявил он, "должен быть произвезден смертельный удар на русский фронт, и это возможно. Но ставить на революционеров? К чему это приведет?" И добавил: "Ты увидишь, и при этом мы снова поймем всё поздно, как всегда слишком поздно." Это "поздно" я неоднократно слышала от своего мужа в годы войны.
16 апреля Ленин и его спутники прибыли в Петербург. Вслед за ним из Швейцарии последовали и другие. Эмигранты, которые жили в Англии и Швеции, также отправились в Россию. Когда в сентябре начал проводиться новый наступательный удар против русских, с их силой было покончено. Русский фронт распадался. Большевистская агитация использовалась все прошедшие месяцы. 6 ноября началась большевистская революция.
Государственный секретарь иностранных дел фон Кюльманн информировал моего отца о процессах в России телеграммой, содержание которой заслуживает внимания:
"Россия казалась самым слабым звеном в цепи наших противников. Потому задачей было постепенно ослабить это звено и, если возможно, удалить. То было целью руководимой нами подрывной деятельности за фронтом, в первую очередь путем поощрения сепаратистских тенденций и поддержки большевиков. Только после того, как большевики стали постоянно получать от нас деньги, они стали в состоянии возвысить свой главный орган - газету "Правда", которая работала на энергичную пропаганду и значительно расширила первоначально весьма хрупкий базис их партии. Теперь большевики у власти. Однако как долго они продержатся предвидеть ещё нельзя."
Далее глава германской внешней политики сообщал: "Полностью в наших интересах использовать время, пока они у власти, которое может оказаться коротким, чтобы во-первых добиться прекращения огня, и тогда, по возможности, мира." Далее Кюльманн уверял: "В будущем не может быть речи о поддержке большевиков".
Это было решение без большевиков. Но их предводители, имена которых вошли в общественное сознание, потрясли мир: Ленин, Троцкий, Молотов, Сталин.
Сначала, однако казалось, что соображения министерства иностранных дел и высшего командования получили подтверждение своей правоте. В конце ноября большевистское правительство сделало предложение о прекращении огня и перемирии с центральными державами. Гинденбург прокомментировал события: "Все обстоит хорошо. Если у нас есть еще некоторое время на силу и терпение, то мы приведем это к хорошему концу". Людендорфф дополнил: "Военная обстановка внушает крайнюю степень уверенности". В начале декабря произошло перемирие на Восточном фронте; три месяца спустя был заключен мир в Брест-Литовске.

P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: Das ist Krieg!, Deutschland, Russland, чит-перечит

23:33 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Из мемуаров дочки кайзера Виктории Луизы:
О попытке кайзера спасти царскую семью Романовых


Из России известия проникали к нам самыми различными путями, порождавшими худшие опасения за судьбу царя. Датский двор зондировал почву: склонен ли мой отец принять меры для спасения царской семьи. Мой отец говорил: "Почему вы обращаетесь именно ко мне?" Он спрашивал себя, что могло побудить Копенгаген к тому, чтобы они обратились к нему, ведь он все же состоял в войне с Россией.
Несмотря на это, он дал рейхсканцлеру Бетманн-Гольвегу указание предпринять такую попытку - вступить в контакт с русским правительством по нейтральным каналам. Информацию должны были передать Керенскому - кайзер привлечет лично его к ответственности, если с царской семьи упадет хоть волосинка. Ответ, который Бетманн передал моему отцу говорил о том, что Керенский желал, чтобы царь и его семья смогли покинуть Россию.
Бетманн сообщил моему отцу о намеках, которые, по словам царя и его семьи из Царского села, где они содержались в это время - они хотели бы отправиться в Англию. Мой отец был готов сразу оказать помощь. В секретном приказе командиру северного сектора Восточного фронта он сообщил, что царь и его семья могут перебраться через фронт беспрепятственно. Далее было указано, что к царю нужно будет приставить почетный караул и особое сопровождение; адъютант моего отца и офицеры железнодорожной группы должны были принять ответственность за личную безопасность царской семьи; царю была бы право указать порт, из которого он уедет в Англию. В приказе главнокомандующему военно-морских сил в Балтийском море, принцу Генриху, мой отец позаботился заранее о том, чтобы царь покинул бы Россию на корабле. Моему дяде Генриху было поручено провести подготовку, чтобы кораблю, который шел бы под царским флагом, не препятствовали, а в сопровождении миноносцев безопасно провели через минные поля.
Мой отец мог с полным основанием заявить: "Я сделал все возможное для несчастного царя и его семьи". Канцлер, который ходатайствовал обо всех мероприятиях моего отца, как посредник известил датский двор. Мы ждали, что сейчас что-то произойдет. Но ничего не было слышно. Только гораздо позже мы узнали, как пошли дела: Ллойд-Джордж, премьер-министр Великобритании, отказался дать убежище царю и его семье в Англии. Сэр Джордж Бьюкенен был проинструктирован своим правительством по телеграфу, что они не готовы дать убежище семье царя. Сэр Бьюкенен поставил в известность об этом русское правительство. Керенский описал этот момент с заявлением: "У посла были слезы на глазах. Он был обессилен".
Какими бы не были причины для фатального решения Ллойд Джорджа, их было трудно понять. Откуда они пошли, возможно, указывает тот факт, что в 1919 г. — даже уже после убийства царской семьи — он также отказал во въезде в Англию деверю царя, великому князю Александру Михайловичу. Я, тем не менее, не хочу оставлять эту печальную главу, без замечания английского бригадир-генерала В. Х. Х. Ватерса, который отражает мою точку зрения. Бригадир, который по собственному опыту был знаком с русской ситуацией и после начала русской революции, без какого-либо знания об усилиях датского двора и моего отца, советовавший британскому военному министерству освободить царя, заключил: "Если бы британскому народу было открыто сообщено о состоянии вопроса предоставления убежища для царя и его семьи, а также о предложении германского кайзера о всестороннем оказании помощи, он, конечно, подстегнул бы свое правительство для спасения царской семьи".



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: чит-перечит, фотографии, наш Вилли, Russland, Deutschland

21:41 

Анастасия Михайловна - мать кронпринцессы

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
23:45 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
23:59 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:28 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:56 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:30 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Die Retrospektive

главная