• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: tlumaczenie (список заголовков)
22:00 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:16 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:58 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:04 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:48 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:59 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Стихотворение из сборника историка неоплатониста Фридриха Вольтерса, написанные в 1908 году к сборнику "Аркадские капризы" в подарок к свадьбе бывшего ученика, Августа Вильгельма Прусского.

Творения Ватто

Вы молча улыбались, словно благородный гость
На пышном празднестве наследника младого,
Теперь глаза ваши полны раздумий смерти,
Столь бледны и удрученны предвестием,
От слов чьих розы потеряют цвет.
Так и окрашенный весь в белый праздник
Смертью и скорбью завершается в итоге.

Ваше кружение в цветочных каруселях,
Радость от запечатление веселья,
Но время этих танцев и гирлянд,
Средь рощи и над облаками,
Где-то и ранит ваше сердце глубже.
Так и окрашенный весь в белый праздник
Смертью и скорбью завершается в итоге.

Так и окрашенный весь в белый праздник
Смертью и скорбью завершается в итоге:
Коль боли ощущение ломает через смех
Эмоции печальных и презренных,
Заставив замолчать столь рано крик навязчивых.
Так и окрашенный весь в белый праздник
Смертью и скорбью завершается в итоге.



Наброски принца 1920-х гг.

@темы: чит-перечит, арт, tlumaczenie, Deutschland

23:55 

Вильгельм II о любимой бабушке и своем детстве

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Мы считались детьми дома, и смотрели на нашу бабушку, великую королеву Британии Викторию, с ласковым трепетом. Королева всегда была очень добра ко мне, она была настоящей бабушкой, и наши с ней отношения никогда не были омрачены до самой её смерти.
Мне разрешалось играть с теми же игрушками и в тех же местах, где играли мои дядюшки и тетушки, когда они были моего возраста. И мы также могли пойти и выпить чаю, сделать масло или сырный соус на маленькой кухоньке, специально созданной во Фрогморе, что находится в Виндзорском парке. В Озборне я мог играть с той же железной пушкой на смоделированном редуте, где игрались и мои дядья, когда были мальчишками.
Также я помню лотерею, организованную моей бабушкой для детей в Виндзоре, победитель которой получал огромный английский пирог, на верху которого находилась покрытая конфетти корона на розовой подушке из сахара. Когда я отправился пожелать бабушке спокойной ночи и с гордостью рассказал ей, что стал счастливчиком, выигравшим приз, она положила мне руку на голову, и повернув лицом к себе посмотрела мне прямо в глаза. "Это хорошее предзнаменование, мой мальчик" - сказала она, "всегда старайся быть хорошим и слушайся родителей, то когда-нибудь ты заслужишь их уважение".
В другом случае, когда, как предполагалось, я был "очень смел", перетерпев вырывание зуба именитым доктором Эвансом, то моя бабушка дала мне новый золотой фунт, который я сохранил на всю свою жизнь, пока он не исчез в вихре революции.
Даже после того, как стал императором, мои отношения с бабушкой оставались сердечными. В наших беседах она всегда звала меня "мой мальчик" или "мой дорогой мальчик", что всегда было особенно приятно для меня. Её превосходный врач, сэр Джеймс Рид, заверил меня, что последний визит, который я нанес своей бабушке, незадолго до её смерти, был её последней большой радостью.


Отрывок из первой главы мемуаров "Из моей жизни. 1859-1888". 1926 год


@темы: чит-перечит, фотографии, наш Вилли, tlumaczenie

23:36 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:49 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:57 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:50 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:51 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:58 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:59 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:35 

Теодор Фонтане. "Странствия по марке Бранденбург". (5)

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Большой обелиск в Райнсберге и надписи на нём.



Пожалуй, наиглавнейшей достопримечательностью Райнсберга является обелиск, возвышающийся на склоне, на противоположном берегу от замка, между парком и лесом Боберов. Он был воздвигнут принцем Генрихом в начале девяностых годов, "в память его брата Августа Вильгельма" и изображает на своем блестяще выполненном барельефе именно этого принца и а также такие слова:

A l'eternelle memoire d'Auguste Guillaume
Prince de Prusse, second fils du roi
Frédéric Guillaume.



*

Но не только одному принцу посвящен этот памятник, но и всем героям Семилетней войны, всем тем, к кому обращена втора надпись: "ваша храбрость и проницательность, сохранит о вас память веках"
Так как много прусских героев тех лет, несомненно, было не счесть, то принц выбрал из множества вариантов. Этот выбор был сделан и, наконец, было выбрано двадцать восемь героев, чьи имена написаны на райнсбергском обелиске. Каждое имя находится в медальоне и сопровождается короткими характеристиками, составленными на французском. Ниже я даю их в переводе.

Сторона фасада


Маршал фон Кейт. С глубокой честностью организовал и распространил он великие знания. В России, во время войны против турок, он снискал себе заслуженную славу, которую подтвердил и на прусской службе. Скорбь всех чувствительных сердец и слёзы всех воинов навсегда увековечат память о нём.
Маршал фон Шверин. Честь своего столетия и щит Отечества. Он объединил в себе все гражданские и военные добродетели. Враги, с которыми он боролся, не могли не восхищаться им. 10 апреля 1741 года он выиграл битву при Мольвице. В 1744 году, командуя армией, осаждавшей Прагу, взял крепость Жишки. В 1756 году он возглавлял прусскую армию, которая через Силезию прорывалась в Богемию. И хотя численность вражеской армии превосходила число его людей, он вел наступление против фон Пикколомини, возглавлявшего австрийскую армию. Народы, охраняемые его человечностью, почитали его героизм. Со знаменем в руках он пал жертвой своих усилий под Прагой, 6 мая 1757 года.
Леопольд, владетельный князь Ангальт-Дессау, один из самых лучших полководцев; он отличился в войнах за испанское наследство. Турин стал свидетелем его военных подвигов. Он возглавлял там пруссаков, как и войне 1742 года в Верхней Силезии. В 1745 году он победил саксонцев под Кессельдорфом и проложил путь в Дрезден. Военный гений и мужество навсегда сделали его бессмертным.
Август Фердинанд, четвёртый сын короля Фридриха Вильгельма, в 1757 году при корпусе в Праге был ранен отступающим врагом. В Битве при Бреслау, 22 ноября того же года, он до конца сражения сохранял важное место. В сражении при Лейтене он получил новые лавры. Не менее ценный своими добродетелями, чем своими поступками.
Генерал фон Зейдлиц, отличавшийся с юности своей. С честью и славой участвовал он во всех кампаниях Семилетней войны. Благодаря ловкости и храбрости, сочетаемой с быстротой и хладнокровием, все его военные подвиги заканчивались смертью врагов. Ловозице, Колин, Россбах, Хохкирх, Цондорф, Кунерсдорф и Фрайберг являются памятниками его победам. Часто бывал он опасно ранен. Прусская конница обязана ему тем совершенством, которым теперь восхищаются иностранцы. Этот редкий человек, переживший все опасности, умер в объятьях мира.
Генерал фон Цитен был столь же счастлив, сколь долго прожил. Он побеждал в каждом бою. Его военная смекалка, сочетаемая с героическим мужеством, заверяли его в счастливом исходе любого сражения. Но превыше всего вознесли его честность, бескорыстие и презрение ко всем, кто обогащался за счёт угнетённых народов.
Герцог фон Беверн. В 1756 году он одержал победу при Лобозице. В 1757 году, прорвавшись из Силезии в Богемию, его мудрые меры позволили победить австрийцев в бою при Рейхенберге. В том же году он с двадцати двумя тысячами сражался с армией Дауна, которая была на восемьдесят тысяч сильнее, и только в Бреслау проиграл эту мужественную борьбу. В 1762 году с одним корпусом при Райхенбахе, он с двух сторон подвергся нападению превосходящих сил. Он снова отбил их и захватил поле боя.
Генерал фон Платен. Он отличился на всех войнах, и участвовал во множестве сражений. После поражения при Кунерсдорфе он собрал разбросанные армии, прикрыв отступление, всю ночь оставаясь на своём посту и не возвращаясь к Одеру до следующего утра. В 1762 году он был послан с корпусом короля; он атаковал в Позене 6000 русских, захватил много пленных и уничтожил их склады.

Правая сторона


Подполковник фон Видель. С батальоном гренадеров, двумя гвардейскими ротами и двумя полками, собранными кронпринцем, он защищал богемский Зельмиц, на пересечении Эльбы, от всей австрийской армии. Так он дал прусской армии время, чтобы она смогла безопасно отойти. Через пять часов многочисленные батареи противника заставили его отступить. Когда принц Карл перешел через реку, надеясь увидеть большую армию, то узнал от пленных, что один батальон, но во главе с героем, так прекрасно оборонялся. С тем же батальоном он выступил в битве при Сооре, 30 сентября 1745 года, против левого фланга австрийцев, и там закончил свою героическую жизнь.

Генерал-лейтенант фон Хюльзен. Его военные таланты ценились очень высоко. Он участвовал почти во всех сражениях, часто бывал ранен, и всегда отличался смелостью. В 1760 году, в битве при Торгау, в котором он сражался, был отброшен. Он собрал остатки фланга. Но так как его конь был убит, а возраст и раны не позволяли ему вести свой корпус пешком, он, среди огня противника, сел на пушку и так добрался до правого фланга.

фон Тауэнцин, генерал пехоты. Участвовал во всех компаниях; его раны были славным напоминанием о его мужестве. В 1760 году он защитил Бреслау от Лаудона. В 1762 году он командовал осадой Швейдинца, которым владел до глубокой старости.

фон Мёллендорф, генерал пехоты, участник всех походов с 1740 по 1778. При Торгау, в 1760, захватил Сиптицерские высоты, чтобы схватиться с противником. В 1762 году он также занял высоты Буркерсдорфа, заставив маршала Дауна изменить свою позицию, тем самым поспособствовав осаде Швейдинца. Зимой 1778-1779 он командовал особым корпусом при регулярной армии в Саксонии, напав на противника возле Бриксена.

Генерал-лейтенант фон Ошармуа. Выходец из Франции. Он был участником войны за испанское наследство из прусской армии. В войне 1740 он проявил себя вторым Баярдом, без страха и упрёка. В битве при Праге, 6 мая 1757 года, он пал на поле брани.

Генерал фон Ретцов, интендант армии. В 1758 году командовал отдельными частями армии короля. Он держался у Белой Горы, где столкнулся с правым флангом армии Дауна. В день неудачного наступления на Хохкирх, 14 октября 1758 года, занял холм позади королевской армии. И это было столь благоразумно и доблестно выполненное отступление. Он умер через месяц после того, как оказал столь важную услугу своему отечеству.

Полковник фон Ворберснов, первый адъютант короля. Он обладал жизненной честью и большими военными познаниями. В 1757 году, в битве при Праге, когда он должен был вновь вести левый прусский фланг в бой, он был ранен. Он участвовал во всех кампаниях против русских. Битва при Кае началась против его воли; пруссаки проиграли, и он пал, как герой.

Левая сторона


фон Вюнш, генерал пехоты. Он поступил на службу в 1756 году в качестве офицера добровольческого корпуса, и поднялся на самые высокие карьерные ступени благодаря своей гениальности и военным талантам. В малую войну все его начинания были удачны, и он заслужил всеобщее уважение. В 1759 году при Торгау он с небольшим отрядом против многократно превосходящего его противника. В том же году при Дюбене он снова поразил первые ряды врагов. Плененные генералы, знамена и пушки стали памятниками его победам. Он умер в 1788 году.

фон Зальдерн, генерал-лейтенант. Участник всех военных походов. Славился своими тактическими знаниями. Одинаково известный, как своей храбростью, так и своей честностью. Он отличился в сражении при Торгау. Умер в 1785 году.

фон Притвиц, генерал кавалерии. Он служил и драгуном, и гусаром, отличившись храбростью в нескольких сражениях. Это привлекло к нему особое внимание короля, давшего ему жандармский полк, которым он командует и поныне, всегда инициативен и деятелен.

фон Клейст, генерал гусар. Снискал себе славу в Семилетнюю войну. Умело действуя во всех кампаниях малой войны, в настоящей войне его талантливые успехи страшили врагов. Всегда любимый своими войсками, благодаря им он обрёл бессмертие. В 1767 году он закончил свою карьеру.

фон Дискау, генерал-лейтенант артиллерии. В юности заслужил высочайшее уважение своего корпуса, которым он командовал в Семилетнюю войну. Он был активен, бдителен и трудолюбив. Участник всех осад. И в боях, в которых участвовал, сослужил он большую службу. Умер в преклонном возрасте.

фон Ингерслебен, генерал-майор. Убедительно доказал свою храбрость. В битве под Прагой, в 1757 году, он покрылся ранами, которые, однако, не убили его. Но в том же году он погиб в битве при Бреслау, 22 ноября, как герой.

фон Хенкель, генерал-лейтенант. Граф фон Хенкель, адъютант принца Генриха Прусского во время походов 1757 и 1758 годов, отличился в битвах при Праге и Россбахе. Зимой 1757, 1758 гг. поддерживал генерала фон Тауэнцина в атаке на Хорнебург. В битве при Торгау, в 1760 году, возглавляя полк принца прусского, он снова доказал свою храбрость.

Задняя сторона.


фон Гольц, адъютант короля. В 1756 году он был отправлен в Пруссию, чтобы в качестве советника поддержать армию маршала Левальда, командовавшего армией против русских. Разносторонний, сильный духом и обладающий военными знаниями, он прославился, когда, презрев все опасности, пал за Отечество при Егерсдорфе.
фон Блюменталь, майор в полку принца Генриха. Его светлый ум и правильный нрав привели его не к совершенству, а к обратному, когда он был убит при обороне поста Остритца в Лаузице, 31 сентября 1756 года.

фон Редер, шеф кавалерийского полка. Как командир кирасирского полка Шметтау, он разбил австрийскую пехоту и взял в плен целый полк. 29 Октября 1762 года, в битве при Фрайберге, в Саксонии, он приобрел новую славу.

фон Марвиц, квартирмейстер армии короля. Во всех войнах снискал себе большие заслуги, участник множества битв, во многих из которых сумел отличиться. Он умер в 1759 году, в возрасте тридцати шести лет. Возможно, его значимость и заслуги будут забыты, если их не сохранит сей памятник.

Декведе, адъютант принца Прусского, брата короля, майор в полку принца Генриха. Правильность суждений, твёрдость характера и бесстрашие, позволяли ему быть полезным для государства долгое время. Но в 1757 году, в битве под Прагой, ему оторвало обе ноги пушечным ядром. Он прожил ещё несколько часов, но даже самая жестокая боль не отняла у него мужество до последнего вздоха.

фон Платен, адъютант маршала Шверина. Он обладал всеми качествами, которые давали надежду на то, что со временем он заменит этого великого человека. Он пал под Прагой 6 мая 1757 года.



Так написаны имена двадцати восьми, которых выбрал сам принц, из своих субъективных ощущений. Поэтому, перед описанием, он оставил следующие строки в дань "прусским героям":

Leurs noms gravés sur le marbre
Par les mains de l'amité,
Sont le choix d'une estime particulière
Qui ne porte aucun préjudice
A tout ceux qui comme eux
Ont bien merité de la patrie
Et participent à l'estime publique.(1)

Нет прецедентов против тех, кто получил "estime publique"(2). Эти тактичные слова вполне в духе принца Генриха. Он высказывает своё мнение и (вполне дипломатично) раскрывает только часть того, о чем молчит, но даже это молчание ещё кажется ему оскорбительным и он смягчающе добавляет "без ущерба". Это особенно относится к отсутствию трёх имён: Винтерфельдта, фон Фуке и фон Виделя. С одной стороны действительно есть "Виделль", но это старый генерал с тем же именем, павший при Сооре в 1745 году, а не Видель, который как фаворит и доверенное лицо короля, заменивший командующего против наступающих русских графа Доны, и на следующий день, несмотря на свою храбрость, был разбит в сражении при Кае. Эти ошибки, прежде всего, повторил Винтерфельд(4) также отсутствующий, в то время как все те, кто по той или иной причине впали в немилость короля, с уверенностью оказались на этом обелиске, когда справедливость восторжествовала. Так здесь появились герцог Бевернский, фон дер Марвитц, полковник фон Воберснов и сам принц Август Вильгельм. Каждая подпись у этих медальонов значительна и даёт нам "критический комментарий", и что написал принц в исторической книге остается загадкой, но остаётся краткий намёк и описание, заложенные в этом "комментарии" с его взглядами о нём.

Критика на обелиске ориентирована, в первую очередь, против короля, но в некоторых местах, прямо одновременно с откровенными признаниями, обращена то к одному, то к другому из известнейших генералов. Так, к примеру, становится ясно, что даже тогда народ, живущий убеждением, что "Шверин с флагом" решил исход Пражской битвы, сочетается с ощущением того, что он сам многого достиг, потому как он до этого с большой теплотой в словах отзывается о предыдущих действиях Шверина, но заканчивает трезво: "Un drapeau à la main il fut la victime de son zèle devant Pragne le 6 de Mai 1757".

Самые тёплые слова, несомненно, обращены к Цитену, и потому я не могу не повторить их ещё раз в оригинальной версии:

Toutes les fois qu'il combattit, il triompha.
Son coup d'oel militaire joint
A sa valeur héroïque
Decidoit du succès des combats;
Mais ce qui le distinguait encore plus
Ce furent son intégrité, son desintéressement
Et son mépris pour tous ceux
Qui s'enrichissaient aux dépens
Des peuples opprimés.(3)

Сердечность и искренность звучит в каждой строке. И здесь старый гусар остался победителем.
_______________________________________________________________________________________________________________________________________
(1)
2) общественное уважение (фр.) - доп. перевод переводчика
(3)
(4)В истории Винтерфельда до сих пор не поставлена точка. Многое ещё неизвестно, но уже сегодня можно сказать, что глубокое отвращение, которое питали некоторые генерал и принцы к фон В. - вполне обоснованно. Но вина лежит на короле, а не на Винтерфельде. Если бы король смог решиться дать ему большую свободу действий и людей, если бы он дал Винтерфельду право расследовать и инспектировать, чтобы судить и наказывать. Но он никогда не получал такого приказа свыше, всегда действуя только по "высочайшему поручению", что привело к враждебному настрою всех пострадавших.
запись создана: 14.05.2016 в 23:09

@темы: фотографии, арт, tlumaczenie, Deutschland, Das ist Krieg!

23:21 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:28 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:15 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:33 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:41 

Теодор Фонтане. "Странствия по марке Бранденбург". (4)

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Принц Генрих. Райнсбергский парк. Господин фон Ратценштайн и бриллиант. Храм дружбы. Театр в зелени. Гробница принца.

За исключением комнат кронпринца и комнат принца Генриха во дворце Райнсберг нет ничего такого, что могло бы быть достойным упоминания. Когда возвращаешься на открытый воздух, чтобы пройти через к двор к парку и озеру, в голове остается лишь один вопрос, как этот умный, энергичный принц, военачальник sans peur et sans reproche(1), вдохновлявший благородством сердца, стал столь непопулярным. Можно пойти в сельскую школу и проверить это утверждение. Каждый ребёнок знает Цитена, Зейдлица, "Шверина с флагом" и только сам учитель пролепечет о том, кем был принц Генрих. Даже в Райнсберге, где принц жил полвека, он почти неизвестен. Конечно не все, но люди мало знают о нём. Некоторые старики его помнят и говорят о нём, но нынешнее поколение, которое изучает историю как и мы, то есть читает длинные главы о кронпринце Фридрихе и его пребывании в Райнсберге, и потому привыкли рассматривать только кабинет и концертный зал, считая их единственными интересными вещами в замке. К комнатам принца Генриха, к самому принцу Генриху, они относятся как к небольшому дополнению, словно к чулану. Трудный жребий, выпавший на долю принца, чью судьбу "затмил ярчайший свет", преследует его даже после смерти. На том месте, где он жил и правил несколькими поколениями, творил и жертвовал, он полузабыт, поскольку звезда его брата всегда заслоняет его. И эта часть неудачи всегда останется с ним. Но с другой стороны, не исключено, что в ближайшие полвека его заслуги будут оценены и его имя обретет большую гармонию. А если говорить проще: до этого часа принцу не доставало поэта. Как только под впечатлением от его образа будет создана песня, рассказ или пьеса, комнаты принца Генриха во дворце Райнсберг снова заинтересуют людей, и будущий кастелян будет рассказывать, как под той или иной оконной нишей с цветочными ящиками или у каштанов принц пил чай и с радостным "oh soyez le bien venu"(2) поднимался, когда принц Луи останавливался у дворцовых ворот и со смехом выпрыгивал из седла.



Исторические фигуры часто разделяют судьбу старых статуй. Тысячелетиями стоят они одинокие на величественных, всегда восхитительных пьедесталах своей славы; другие же погребены или сброшены в воду. Но вот наступает момент их восстановления, и только теперь вновь поставленные рядом с более удачливыми, будущие поколения могут их сравнить.

Надо признать, что ярко выраженные французские манеры, привычки и выражения, также малозначительность присущей курфюршеству Бранденбург прямоте, которая была у Фридриха Великого, и которой, вопреки всему, так восхищался Вольтер, всегда будет мешать народного признания принца Генриха, но многого не хватает и для скромной популярности, на которую он, безусловно, имеет полное право. Его реплики не походили на стиль старшего Тауэнцина, как, к примеру, эти угрожающие слова - "не жалеть ребенка во чреве матери", когда было предложено сдать Бреслау; но если принц Генрих в своих ответах не был Ричардом Львиное сердце, который рубился толстым железным мечом, то походил на Саладина, который своим клинком-полумесяцем разрезал брошенную в воздух шелковую ткань. Он редко бывал резок, и никогда не бывал груб.
*

Теперь мы вступаем в парк. Широким полукругом украшает он левую половину озера и разрастается на этом противоположном берегу множеством красивых лиственных деревьев леса Боберова. Парк являет собой удачное сочетание французского и английского стилей: частично спланированный и подуманный, разделенный по Ленотру на части, но отчасти бессистемный и живой, поскольку специально и искусно сделанное вросло обратно в природу. Первоначальная планировка принадлежала некому господину фон Ратценштайну, который в конце концов (как это часто и бывает) злоречиво был обвинен том, что, воспользовавшись отсутствием принца из-за войны, он нечестно вел хозяйство. Когда он узнал от окружающих о клевете против него, и, одновременно, о скором возвращении принца, он решил свести счеты с жизнью и "проглотил алмаз". Такова и свита. Очевидно, что здесь уже после с авантюрным замыслом заменили значение на чудное. Проглотить алмаз не вреднее, чем проглотить сливовою косточку, посему я полагаю, что фон Ратценштайн скорее отравился сенильной кислотой, которая содержалась в Essence d'Amandes(3), которое, судя по последним словам он выпил после того как проглотил алмаз.



Люди поочередно проходят вперед и удаляются от озера, и теперь каждый может увидеть традиционные для таких парков экспонаты: храм с перистилем, искусственные руины, замшелые каменные скамейки, скульптуры (в том числе и некоторые необычайно красивые) - и подходят, наконец, к так называемому Храму Дружбы, который расположен уже на противоположном берегу озера в лесу Боберов. В этом Храме Дружбы принц имел обыкновение обедать, если погода позволяла пересекать озеро. Это было небольшое куполообразное здание, с большим и малым куполом, который располагался над входом на фронтисписе. Фронтипсиса и малого купола теперь уже нет, их разобрали из-за угрозы обрушения. Но интерьер "храма" сохранился до сих пор и состоит из одной восьмиугольной комнаты, вокруг которой, словно скорлупа миндаля, есть несколько большая внешняя восьмиугольная конструкция. Будто маленькая коробочка, которую положили в большую, а потом обе накрыли общей крышкой. В восьмиугольной вставке есть четыре дверные выемки (сами двери отсутствуют), благодаря которым мы можем прочитать шестнадцать надписей, которые были когда-то написаны на внутренней стене внешнего восьмиугольника, и которые, скорее всего, были написаны самим принцем. Они идут поочередно по две и четыре линии, повествуя о счастье дружбы. Я процитирую два из них:

Qui vit sans amité, ne sauroit être heureux,
Quandi il auroit pour lui la fortune et les Dieux (4)

или

Pourquoi l'amour est-il donc le poison
Et l'amitié le charme de la vie?
Cest que l'amour est le fils de la folie
Et l'amitié fille de la raison. (5)

Таковы они все. Маленькие тонкости без особенного глубокого смысла, но создающие в этом месте столь же привлекательное впечатление, сколь неприятно бы смотрелись они высеченными на могилах или в церквях.
Теперь молодежь празднует здесь маскарады, на которых, бесспорно, больше нет места философским размышлениям о радостях дружбы, и "зарождающиеся отношения", несомненно, приводят этих "fils de la folie"(6) отнюдь не к постоянству. Нынче на фестивале масок нет места недоброй критике и иронии.



*

От храма дружбы мы возвращаемся обратно в регулярный парк, где можно увидеть хорошо сохранившийся "театр в зелени", там живая изгородь заменяет кулисы, а затем проходим через все узкие переходы и повороты, чтобы, наконец, оказаться у могилы принца Генриха. Она представляет собой кирпичную пирамиду, окруженную простой железной решеткой. По завещанию принца, пирамида должна была быть полностью закрытой; но сразу после церемонии вход так и оставили открытым. В 1853 году мне ещё удалось увидеть большой цинковый гроб, на котором лежал ржавый шлем. Позднее была предпринята дерзкая попытка ограбить эту могилу, в коей якобы должны были находиться сокровища, после чего воля принца всё же была выполнена, и пирамиду замуровали.

Там, где раньше был вход, теперь находится большой каменный скрижаль с эпитафией, написанной лично принцем Генрихом. Она гласит:

Jetté par sa naissance dans ce tourbillon de vaine funée
Que le vulgaire appelle
Gloire et grandeur,
Mais dont le sage connoit le néant;
En proie à tous les maux de l'humanité;
Tourmenté par les passions des autres,
Agité par les siennes;
Souvent exposé à la calomnie;
En butte à l'injustice;
Et accablé même par la perte
De parens chéris,
D'amis sûrs et fidèles;
Mais aussi, souvent consolé par l'amitié;
Heureux dans le recueillement de ses pensées,
Plus heureux
Quand ses services purent être utiles à la patrie
Ou à l'humanité souffrante:
Tel est l'abrégé de la vie de
FRÉDÉRIC-HENRI-LOUIS,
Fils de Frédéric-Guillaume, roi de Prusse,
Et de Sophie-Dorothée,
Fille de George Ier. roi de la Grande-Bretagne.
Passant,
Souviens-toi que la perfection n'est point sur la terre.
Si je n'ai pu être le meilleur des hommes,
Je ne suis point au nombre des méchans;
L'éloge ou le blâme
Ne touchent plus celui
Qui repose dans l'éternité;
Mais la douce espérance
Embellit les derniers momens
De celui qui remplit ses devoirs;
Elle m'accompagne en mourant,
Né le 18. janvier 1726.
Décédé le 3. août 1802. (7)



Так размышляли и писали люди в те времена. "Naissance"(8) была азартной игрой, в которой он уставал "властвовать над рабами".

Благодаря этому миру вольнодумных фраз, мы, слава Богу, приблизились к истинному пониманию сущности свободы.
________________________________________________________________________________
(1) Без страха и упрёка (фр.)
(2) О, добро пожаловать (фр.)
(3) миндальное масло (фр.)
(4) Кто живет без любви, тот не может быть счастливым,
Даже когда при нем удача и Боги (фр).
(5) Почему любовь есть яд,
А дружба есть прелесть жизни?
Потому что любовь есть дитя безумия,
А дружба есть дитя разума.(фр.)
(6) сынов безумия (фр.)
(7) С рожденья брошенный в суетный водоворот,
Обыкновенно называемый
Величием и славой,
О чем и мудрый ничего не знает.
Страдая всеми людскими грехами,
Измученный чужими страстями,
А также движимый своими,
Часто подверженный злословьям,
Переживающий несправедливость,
Подавленный уходом
Родителей любимых,
Друзей надежных,
Но также часто утешаемый дружбою,
Счастливый лишь воспоминаньями своими,
Ещё счастливей
Когда полезен Родине он был
Или всему несчастному людскому роду:
Фредерик-Анри-Луи
Сын Фредерик-Гийома, прусского короля,
И Софи-Доротери,
Дщери Георга I, британского монарха.
Путник,
Так помни ты, что нет совершенства на земле.
Если я не был лучшим из мужей,
То нет меня и среди нечестивых.
Хвала или вина
Больше не трогает того,
Кто в вечности покоится давно.
Но сладкое предвкушение
Украшает последние мгновения
Того, кто исполнил свои обязательства,
Оно сопроводило моё угасание.
Родился 18 января 1826.
Умер 3 августа 1802.
(8) буквально - рождение (фр.)
запись создана: 19.02.2016 в 23:00

@темы: арт, Старый Фриц, tlumaczenie, Deutschland

Die Retrospektive

главная