Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: tlumaczenie (список заголовков)
23:58 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:59 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:35 

Теодор Фонтане. "Странствия по марке Бранденбург". (5)

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Большой обелиск в Райнсберге и надписи на нём.



Пожалуй, наиглавнейшей достопримечательностью Райнсберга является обелиск, возвышающийся на склоне, на противоположном берегу от замка, между парком и лесом Боберов. Он был воздвигнут принцем Генрихом в начале девяностых годов, "в память его брата Августа Вильгельма" и изображает на своем блестяще выполненном барельефе именно этого принца и а также такие слова:

A l'eternelle memoire d'Auguste Guillaume
Prince de Prusse, second fils du roi
Frédéric Guillaume.



*

Но не только одному принцу посвящен этот памятник, но и всем героям Семилетней войны, всем тем, к кому обращена втора надпись: "ваша храбрость и проницательность, сохранит о вас память веках"
Так как много прусских героев тех лет, несомненно, было не счесть, то принц выбрал из множества вариантов. Этот выбор был сделан и, наконец, было выбрано двадцать восемь героев, чьи имена написаны на райнсбергском обелиске. Каждое имя находится в медальоне и сопровождается короткими характеристиками, составленными на французском. Ниже я даю их в переводе.

Сторона фасада


Маршал фон Кейт. С глубокой честностью организовал и распространил он великие знания. В России, во время войны против турок, он снискал себе заслуженную славу, которую подтвердил и на прусской службе. Скорбь всех чувствительных сердец и слёзы всех воинов навсегда увековечат память о нём.
Маршал фон Шверин. Честь своего столетия и щит Отечества. Он объединил в себе все гражданские и военные добродетели. Враги, с которыми он боролся, не могли не восхищаться им. 10 апреля 1741 года он выиграл битву при Мольвице. В 1744 году, командуя армией, осаждавшей Прагу, взял крепость Жишки. В 1756 году он возглавлял прусскую армию, которая через Силезию прорывалась в Богемию. И хотя численность вражеской армии превосходила число его людей, он вел наступление против фон Пикколомини, возглавлявшего австрийскую армию. Народы, охраняемые его человечностью, почитали его героизм. Со знаменем в руках он пал жертвой своих усилий под Прагой, 6 мая 1757 года.
Леопольд, владетельный князь Ангальт-Дессау, один из самых лучших полководцев; он отличился в войнах за испанское наследство. Турин стал свидетелем его военных подвигов. Он возглавлял там пруссаков, как и войне 1742 года в Верхней Силезии. В 1745 году он победил саксонцев под Кессельдорфом и проложил путь в Дрезден. Военный гений и мужество навсегда сделали его бессмертным.
Август Фердинанд, четвёртый сын короля Фридриха Вильгельма, в 1757 году при корпусе в Праге был ранен отступающим врагом. В Битве при Бреслау, 22 ноября того же года, он до конца сражения сохранял важное место. В сражении при Лейтене он получил новые лавры. Не менее ценный своими добродетелями, чем своими поступками.
Генерал фон Зейдлиц, отличавшийся с юности своей. С честью и славой участвовал он во всех кампаниях Семилетней войны. Благодаря ловкости и храбрости, сочетаемой с быстротой и хладнокровием, все его военные подвиги заканчивались смертью врагов. Ловозице, Колин, Россбах, Хохкирх, Цондорф, Кунерсдорф и Фрайберг являются памятниками его победам. Часто бывал он опасно ранен. Прусская конница обязана ему тем совершенством, которым теперь восхищаются иностранцы. Этот редкий человек, переживший все опасности, умер в объятьях мира.
Генерал фон Цитен был столь же счастлив, сколь долго прожил. Он побеждал в каждом бою. Его военная смекалка, сочетаемая с героическим мужеством, заверяли его в счастливом исходе любого сражения. Но превыше всего вознесли его честность, бескорыстие и презрение ко всем, кто обогащался за счёт угнетённых народов.
Герцог фон Беверн. В 1756 году он одержал победу при Лобозице. В 1757 году, прорвавшись из Силезии в Богемию, его мудрые меры позволили победить австрийцев в бою при Рейхенберге. В том же году он с двадцати двумя тысячами сражался с армией Дауна, которая была на восемьдесят тысяч сильнее, и только в Бреслау проиграл эту мужественную борьбу. В 1762 году с одним корпусом при Райхенбахе, он с двух сторон подвергся нападению превосходящих сил. Он снова отбил их и захватил поле боя.
Генерал фон Платен. Он отличился на всех войнах, и участвовал во множестве сражений. После поражения при Кунерсдорфе он собрал разбросанные армии, прикрыв отступление, всю ночь оставаясь на своём посту и не возвращаясь к Одеру до следующего утра. В 1762 году он был послан с корпусом короля; он атаковал в Позене 6000 русских, захватил много пленных и уничтожил их склады.

Правая сторона


Подполковник фон Видель. С батальоном гренадеров, двумя гвардейскими ротами и двумя полками, собранными кронпринцем, он защищал богемский Зельмиц, на пересечении Эльбы, от всей австрийской армии. Так он дал прусской армии время, чтобы она смогла безопасно отойти. Через пять часов многочисленные батареи противника заставили его отступить. Когда принц Карл перешел через реку, надеясь увидеть большую армию, то узнал от пленных, что один батальон, но во главе с героем, так прекрасно оборонялся. С тем же батальоном он выступил в битве при Сооре, 30 сентября 1745 года, против левого фланга австрийцев, и там закончил свою героическую жизнь.

Генерал-лейтенант фон Хюльзен. Его военные таланты ценились очень высоко. Он участвовал почти во всех сражениях, часто бывал ранен, и всегда отличался смелостью. В 1760 году, в битве при Торгау, в котором он сражался, был отброшен. Он собрал остатки фланга. Но так как его конь был убит, а возраст и раны не позволяли ему вести свой корпус пешком, он, среди огня противника, сел на пушку и так добрался до правого фланга.

фон Тауэнцин, генерал пехоты. Участвовал во всех компаниях; его раны были славным напоминанием о его мужестве. В 1760 году он защитил Бреслау от Лаудона. В 1762 году он командовал осадой Швейдинца, которым владел до глубокой старости.

фон Мёллендорф, генерал пехоты, участник всех походов с 1740 по 1778. При Торгау, в 1760, захватил Сиптицерские высоты, чтобы схватиться с противником. В 1762 году он также занял высоты Буркерсдорфа, заставив маршала Дауна изменить свою позицию, тем самым поспособствовав осаде Швейдинца. Зимой 1778-1779 он командовал особым корпусом при регулярной армии в Саксонии, напав на противника возле Бриксена.

Генерал-лейтенант фон Ошармуа. Выходец из Франции. Он был участником войны за испанское наследство из прусской армии. В войне 1740 он проявил себя вторым Баярдом, без страха и упрёка. В битве при Праге, 6 мая 1757 года, он пал на поле брани.

Генерал фон Ретцов, интендант армии. В 1758 году командовал отдельными частями армии короля. Он держался у Белой Горы, где столкнулся с правым флангом армии Дауна. В день неудачного наступления на Хохкирх, 14 октября 1758 года, занял холм позади королевской армии. И это было столь благоразумно и доблестно выполненное отступление. Он умер через месяц после того, как оказал столь важную услугу своему отечеству.

Полковник фон Ворберснов, первый адъютант короля. Он обладал жизненной честью и большими военными познаниями. В 1757 году, в битве при Праге, когда он должен был вновь вести левый прусский фланг в бой, он был ранен. Он участвовал во всех кампаниях против русских. Битва при Кае началась против его воли; пруссаки проиграли, и он пал, как герой.

Левая сторона


фон Вюнш, генерал пехоты. Он поступил на службу в 1756 году в качестве офицера добровольческого корпуса, и поднялся на самые высокие карьерные ступени благодаря своей гениальности и военным талантам. В малую войну все его начинания были удачны, и он заслужил всеобщее уважение. В 1759 году при Торгау он с небольшим отрядом против многократно превосходящего его противника. В том же году при Дюбене он снова поразил первые ряды врагов. Плененные генералы, знамена и пушки стали памятниками его победам. Он умер в 1788 году.

фон Зальдерн, генерал-лейтенант. Участник всех военных походов. Славился своими тактическими знаниями. Одинаково известный, как своей храбростью, так и своей честностью. Он отличился в сражении при Торгау. Умер в 1785 году.

фон Притвиц, генерал кавалерии. Он служил и драгуном, и гусаром, отличившись храбростью в нескольких сражениях. Это привлекло к нему особое внимание короля, давшего ему жандармский полк, которым он командует и поныне, всегда инициативен и деятелен.

фон Клейст, генерал гусар. Снискал себе славу в Семилетнюю войну. Умело действуя во всех кампаниях малой войны, в настоящей войне его талантливые успехи страшили врагов. Всегда любимый своими войсками, благодаря им он обрёл бессмертие. В 1767 году он закончил свою карьеру.

фон Дискау, генерал-лейтенант артиллерии. В юности заслужил высочайшее уважение своего корпуса, которым он командовал в Семилетнюю войну. Он был активен, бдителен и трудолюбив. Участник всех осад. И в боях, в которых участвовал, сослужил он большую службу. Умер в преклонном возрасте.

фон Ингерслебен, генерал-майор. Убедительно доказал свою храбрость. В битве под Прагой, в 1757 году, он покрылся ранами, которые, однако, не убили его. Но в том же году он погиб в битве при Бреслау, 22 ноября, как герой.

фон Хенкель, генерал-лейтенант. Граф фон Хенкель, адъютант принца Генриха Прусского во время походов 1757 и 1758 годов, отличился в битвах при Праге и Россбахе. Зимой 1757, 1758 гг. поддерживал генерала фон Тауэнцина в атаке на Хорнебург. В битве при Торгау, в 1760 году, возглавляя полк принца прусского, он снова доказал свою храбрость.

Задняя сторона.


фон Гольц, адъютант короля. В 1756 году он был отправлен в Пруссию, чтобы в качестве советника поддержать армию маршала Левальда, командовавшего армией против русских. Разносторонний, сильный духом и обладающий военными знаниями, он прославился, когда, презрев все опасности, пал за Отечество при Егерсдорфе.
фон Блюменталь, майор в полку принца Генриха. Его светлый ум и правильный нрав привели его не к совершенству, а к обратному, когда он был убит при обороне поста Остритца в Лаузице, 31 сентября 1756 года.

фон Редер, шеф кавалерийского полка. Как командир кирасирского полка Шметтау, он разбил австрийскую пехоту и взял в плен целый полк. 29 Октября 1762 года, в битве при Фрайберге, в Саксонии, он приобрел новую славу.

фон Марвиц, квартирмейстер армии короля. Во всех войнах снискал себе большие заслуги, участник множества битв, во многих из которых сумел отличиться. Он умер в 1759 году, в возрасте тридцати шести лет. Возможно, его значимость и заслуги будут забыты, если их не сохранит сей памятник.

Декведе, адъютант принца Прусского, брата короля, майор в полку принца Генриха. Правильность суждений, твёрдость характера и бесстрашие, позволяли ему быть полезным для государства долгое время. Но в 1757 году, в битве под Прагой, ему оторвало обе ноги пушечным ядром. Он прожил ещё несколько часов, но даже самая жестокая боль не отняла у него мужество до последнего вздоха.

фон Платен, адъютант маршала Шверина. Он обладал всеми качествами, которые давали надежду на то, что со временем он заменит этого великого человека. Он пал под Прагой 6 мая 1757 года.



Так написаны имена двадцати восьми, которых выбрал сам принц, из своих субъективных ощущений. Поэтому, перед описанием, он оставил следующие строки в дань "прусским героям":

Leurs noms gravés sur le marbre
Par les mains de l'amité,
Sont le choix d'une estime particulière
Qui ne porte aucun préjudice
A tout ceux qui comme eux
Ont bien merité de la patrie
Et participent à l'estime publique.(1)

Нет прецедентов против тех, кто получил "estime publique"(2). Эти тактичные слова вполне в духе принца Генриха. Он высказывает своё мнение и (вполне дипломатично) раскрывает только часть того, о чем молчит, но даже это молчание ещё кажется ему оскорбительным и он смягчающе добавляет "без ущерба". Это особенно относится к отсутствию трёх имён: Винтерфельдта, фон Фуке и фон Виделя. С одной стороны действительно есть "Виделль", но это старый генерал с тем же именем, павший при Сооре в 1745 году, а не Видель, который как фаворит и доверенное лицо короля, заменивший командующего против наступающих русских графа Доны, и на следующий день, несмотря на свою храбрость, был разбит в сражении при Кае. Эти ошибки, прежде всего, повторил Винтерфельд(4) также отсутствующий, в то время как все те, кто по той или иной причине впали в немилость короля, с уверенностью оказались на этом обелиске, когда справедливость восторжествовала. Так здесь появились герцог Бевернский, фон дер Марвитц, полковник фон Воберснов и сам принц Август Вильгельм. Каждая подпись у этих медальонов значительна и даёт нам "критический комментарий", и что написал принц в исторической книге остается загадкой, но остаётся краткий намёк и описание, заложенные в этом "комментарии" с его взглядами о нём.

Критика на обелиске ориентирована, в первую очередь, против короля, но в некоторых местах, прямо одновременно с откровенными признаниями, обращена то к одному, то к другому из известнейших генералов. Так, к примеру, становится ясно, что даже тогда народ, живущий убеждением, что "Шверин с флагом" решил исход Пражской битвы, сочетается с ощущением того, что он сам многого достиг, потому как он до этого с большой теплотой в словах отзывается о предыдущих действиях Шверина, но заканчивает трезво: "Un drapeau à la main il fut la victime de son zèle devant Pragne le 6 de Mai 1757".

Самые тёплые слова, несомненно, обращены к Цитену, и потому я не могу не повторить их ещё раз в оригинальной версии:

Toutes les fois qu'il combattit, il triompha.
Son coup d'oel militaire joint
A sa valeur héroïque
Decidoit du succès des combats;
Mais ce qui le distinguait encore plus
Ce furent son intégrité, son desintéressement
Et son mépris pour tous ceux
Qui s'enrichissaient aux dépens
Des peuples opprimés.(3)

Сердечность и искренность звучит в каждой строке. И здесь старый гусар остался победителем.
_______________________________________________________________________________________________________________________________________
(1)
2) общественное уважение (фр.) - доп. перевод переводчика
(3)
(4)В истории Винтерфельда до сих пор не поставлена точка. Многое ещё неизвестно, но уже сегодня можно сказать, что глубокое отвращение, которое питали некоторые генерал и принцы к фон В. - вполне обоснованно. Но вина лежит на короле, а не на Винтерфельде. Если бы король смог решиться дать ему большую свободу действий и людей, если бы он дал Винтерфельду право расследовать и инспектировать, чтобы судить и наказывать. Но он никогда не получал такого приказа свыше, всегда действуя только по "высочайшему поручению", что привело к враждебному настрою всех пострадавших.
запись создана: 14.05.2016 в 23:09

@темы: фотографии, арт, tlumaczenie, Deutschland, Das ist Krieg!

23:21 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:28 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:15 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:33 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:41 

Теодор Фонтане. "Странствия по марке Бранденбург". (4)

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Принц Генрих. Райнсбергский парк. Господин фон Ратценштайн и бриллиант. Храм дружбы. Театр в зелени. Гробница принца.

За исключением комнат кронпринца и комнат принца Генриха во дворце Райнсберг нет ничего такого, что могло бы быть достойным упоминания. Когда возвращаешься на открытый воздух, чтобы пройти через к двор к парку и озеру, в голове остается лишь один вопрос, как этот умный, энергичный принц, военачальник sans peur et sans reproche(1), вдохновлявший благородством сердца, стал столь непопулярным. Можно пойти в сельскую школу и проверить это утверждение. Каждый ребёнок знает Цитена, Зейдлица, "Шверина с флагом" и только сам учитель пролепечет о том, кем был принц Генрих. Даже в Райнсберге, где принц жил полвека, он почти неизвестен. Конечно не все, но люди мало знают о нём. Некоторые старики его помнят и говорят о нём, но нынешнее поколение, которое изучает историю как и мы, то есть читает длинные главы о кронпринце Фридрихе и его пребывании в Райнсберге, и потому привыкли рассматривать только кабинет и концертный зал, считая их единственными интересными вещами в замке. К комнатам принца Генриха, к самому принцу Генриху, они относятся как к небольшому дополнению, словно к чулану. Трудный жребий, выпавший на долю принца, чью судьбу "затмил ярчайший свет", преследует его даже после смерти. На том месте, где он жил и правил несколькими поколениями, творил и жертвовал, он полузабыт, поскольку звезда его брата всегда заслоняет его. И эта часть неудачи всегда останется с ним. Но с другой стороны, не исключено, что в ближайшие полвека его заслуги будут оценены и его имя обретет большую гармонию. А если говорить проще: до этого часа принцу не доставало поэта. Как только под впечатлением от его образа будет создана песня, рассказ или пьеса, комнаты принца Генриха во дворце Райнсберг снова заинтересуют людей, и будущий кастелян будет рассказывать, как под той или иной оконной нишей с цветочными ящиками или у каштанов принц пил чай и с радостным "oh soyez le bien venu"(2) поднимался, когда принц Луи останавливался у дворцовых ворот и со смехом выпрыгивал из седла.



Исторические фигуры часто разделяют судьбу старых статуй. Тысячелетиями стоят они одинокие на величественных, всегда восхитительных пьедесталах своей славы; другие же погребены или сброшены в воду. Но вот наступает момент их восстановления, и только теперь вновь поставленные рядом с более удачливыми, будущие поколения могут их сравнить.

Надо признать, что ярко выраженные французские манеры, привычки и выражения, также малозначительность присущей курфюршеству Бранденбург прямоте, которая была у Фридриха Великого, и которой, вопреки всему, так восхищался Вольтер, всегда будет мешать народного признания принца Генриха, но многого не хватает и для скромной популярности, на которую он, безусловно, имеет полное право. Его реплики не походили на стиль старшего Тауэнцина, как, к примеру, эти угрожающие слова - "не жалеть ребенка во чреве матери", когда было предложено сдать Бреслау; но если принц Генрих в своих ответах не был Ричардом Львиное сердце, который рубился толстым железным мечом, то походил на Саладина, который своим клинком-полумесяцем разрезал брошенную в воздух шелковую ткань. Он редко бывал резок, и никогда не бывал груб.
*

Теперь мы вступаем в парк. Широким полукругом украшает он левую половину озера и разрастается на этом противоположном берегу множеством красивых лиственных деревьев леса Боберова. Парк являет собой удачное сочетание французского и английского стилей: частично спланированный и подуманный, разделенный по Ленотру на части, но отчасти бессистемный и живой, поскольку специально и искусно сделанное вросло обратно в природу. Первоначальная планировка принадлежала некому господину фон Ратценштайну, который в конце концов (как это часто и бывает) злоречиво был обвинен том, что, воспользовавшись отсутствием принца из-за войны, он нечестно вел хозяйство. Когда он узнал от окружающих о клевете против него, и, одновременно, о скором возвращении принца, он решил свести счеты с жизнью и "проглотил алмаз". Такова и свита. Очевидно, что здесь уже после с авантюрным замыслом заменили значение на чудное. Проглотить алмаз не вреднее, чем проглотить сливовою косточку, посему я полагаю, что фон Ратценштайн скорее отравился сенильной кислотой, которая содержалась в Essence d'Amandes(3), которое, судя по последним словам он выпил после того как проглотил алмаз.



Люди поочередно проходят вперед и удаляются от озера, и теперь каждый может увидеть традиционные для таких парков экспонаты: храм с перистилем, искусственные руины, замшелые каменные скамейки, скульптуры (в том числе и некоторые необычайно красивые) - и подходят, наконец, к так называемому Храму Дружбы, который расположен уже на противоположном берегу озера в лесу Боберов. В этом Храме Дружбы принц имел обыкновение обедать, если погода позволяла пересекать озеро. Это было небольшое куполообразное здание, с большим и малым куполом, который располагался над входом на фронтисписе. Фронтипсиса и малого купола теперь уже нет, их разобрали из-за угрозы обрушения. Но интерьер "храма" сохранился до сих пор и состоит из одной восьмиугольной комнаты, вокруг которой, словно скорлупа миндаля, есть несколько большая внешняя восьмиугольная конструкция. Будто маленькая коробочка, которую положили в большую, а потом обе накрыли общей крышкой. В восьмиугольной вставке есть четыре дверные выемки (сами двери отсутствуют), благодаря которым мы можем прочитать шестнадцать надписей, которые были когда-то написаны на внутренней стене внешнего восьмиугольника, и которые, скорее всего, были написаны самим принцем. Они идут поочередно по две и четыре линии, повествуя о счастье дружбы. Я процитирую два из них:

Qui vit sans amité, ne sauroit être heureux,
Quandi il auroit pour lui la fortune et les Dieux (4)

или

Pourquoi l'amour est-il donc le poison
Et l'amitié le charme de la vie?
Cest que l'amour est le fils de la folie
Et l'amitié fille de la raison. (5)

Таковы они все. Маленькие тонкости без особенного глубокого смысла, но создающие в этом месте столь же привлекательное впечатление, сколь неприятно бы смотрелись они высеченными на могилах или в церквях.
Теперь молодежь празднует здесь маскарады, на которых, бесспорно, больше нет места философским размышлениям о радостях дружбы, и "зарождающиеся отношения", несомненно, приводят этих "fils de la folie"(6) отнюдь не к постоянству. Нынче на фестивале масок нет места недоброй критике и иронии.



*

От храма дружбы мы возвращаемся обратно в регулярный парк, где можно увидеть хорошо сохранившийся "театр в зелени", там живая изгородь заменяет кулисы, а затем проходим через все узкие переходы и повороты, чтобы, наконец, оказаться у могилы принца Генриха. Она представляет собой кирпичную пирамиду, окруженную простой железной решеткой. По завещанию принца, пирамида должна была быть полностью закрытой; но сразу после церемонии вход так и оставили открытым. В 1853 году мне ещё удалось увидеть большой цинковый гроб, на котором лежал ржавый шлем. Позднее была предпринята дерзкая попытка ограбить эту могилу, в коей якобы должны были находиться сокровища, после чего воля принца всё же была выполнена, и пирамиду замуровали.

Там, где раньше был вход, теперь находится большой каменный скрижаль с эпитафией, написанной лично принцем Генрихом. Она гласит:

Jetté par sa naissance dans ce tourbillon de vaine funée
Que le vulgaire appelle
Gloire et grandeur,
Mais dont le sage connoit le néant;
En proie à tous les maux de l'humanité;
Tourmenté par les passions des autres,
Agité par les siennes;
Souvent exposé à la calomnie;
En butte à l'injustice;
Et accablé même par la perte
De parens chéris,
D'amis sûrs et fidèles;
Mais aussi, souvent consolé par l'amitié;
Heureux dans le recueillement de ses pensées,
Plus heureux
Quand ses services purent être utiles à la patrie
Ou à l'humanité souffrante:
Tel est l'abrégé de la vie de
FRÉDÉRIC-HENRI-LOUIS,
Fils de Frédéric-Guillaume, roi de Prusse,
Et de Sophie-Dorothée,
Fille de George Ier. roi de la Grande-Bretagne.
Passant,
Souviens-toi que la perfection n'est point sur la terre.
Si je n'ai pu être le meilleur des hommes,
Je ne suis point au nombre des méchans;
L'éloge ou le blâme
Ne touchent plus celui
Qui repose dans l'éternité;
Mais la douce espérance
Embellit les derniers momens
De celui qui remplit ses devoirs;
Elle m'accompagne en mourant,
Né le 18. janvier 1726.
Décédé le 3. août 1802. (7)



Так размышляли и писали люди в те времена. "Naissance"(8) была азартной игрой, в которой он уставал "властвовать над рабами".

Благодаря этому миру вольнодумных фраз, мы, слава Богу, приблизились к истинному пониманию сущности свободы.
________________________________________________________________________________
(1) Без страха и упрёка (фр.)
(2) О, добро пожаловать (фр.)
(3) миндальное масло (фр.)
(4) Кто живет без любви, тот не может быть счастливым,
Даже когда при нем удача и Боги (фр).
(5) Почему любовь есть яд,
А дружба есть прелесть жизни?
Потому что любовь есть дитя безумия,
А дружба есть дитя разума.(фр.)
(6) сынов безумия (фр.)
(7) С рожденья брошенный в суетный водоворот,
Обыкновенно называемый
Величием и славой,
О чем и мудрый ничего не знает.
Страдая всеми людскими грехами,
Измученный чужими страстями,
А также движимый своими,
Часто подверженный злословьям,
Переживающий несправедливость,
Подавленный уходом
Родителей любимых,
Друзей надежных,
Но также часто утешаемый дружбою,
Счастливый лишь воспоминаньями своими,
Ещё счастливей
Когда полезен Родине он был
Или всему несчастному людскому роду:
Фредерик-Анри-Луи
Сын Фредерик-Гийома, прусского короля,
И Софи-Доротери,
Дщери Георга I, британского монарха.
Путник,
Так помни ты, что нет совершенства на земле.
Если я не был лучшим из мужей,
То нет меня и среди нечестивых.
Хвала или вина
Больше не трогает того,
Кто в вечности покоится давно.
Но сладкое предвкушение
Украшает последние мгновения
Того, кто исполнил свои обязательства,
Оно сопроводило моё угасание.
Родился 18 января 1826.
Умер 3 августа 1802.
(8) буквально - рождение (фр.)
запись создана: 19.02.2016 в 23:00

@темы: арт, Старый Фриц, tlumaczenie, Deutschland

23:21 

Фюрер и актриса

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Доротея Вик, прославившаяся с картиной "Девушки в униформе" спросила разрешения, у меня и моей жены, встать между нами, так как она никогда раньше не была на приёмах, организованных Геббельсом, и знала здесь очень мало людей. Она никогда раньше не встречалась с фюрером.
Вскоре Гитлер дошёл до нашей компании. Он бросил острый взгляд на нашу кино-подругу и спросил: "Вы Доротея Вик, не так ли?". Покраснев, она кивнула. Он крепко пожал ей руку и пошёл дальше. Немного погодя, к нам подошёл один из адъютантов Гитлера и сказал фрау Вик: "Фюрер просит вас сесть за его столик". <...> В тот вечер не было ни дипломатов, ни промышленников, ни учёных, ни журналистов. Только мужчины и женщины из театрального мира. Они образовали весёлый, шумный круг. Я никогда не видел Гитлера таким беззаботным. Казалось, он чувствовал себя с людьми театра более своим, чем где-либо ещё. Он наслаждался, рассказанными ему шутками и житейскими анекдотами.


Луис П. Лохнер - руководитель берлинского бюро "Ассошиэйтед пресс".

В основном, они говорили о проблемах известных личностей. Тех, кто уже не мог перемещаться беззаботно, свободно и анонимно. Он был действительно очаровательным, сказала она!

Михаэль Вик - кузен Доротеи, известный скрипач.



P.S. Изначально пост был опубликован тут

@темы: фотографии, запретный плод сладок, tlumaczenie, Deutschland

22:36 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:59 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:18 

Отрывок из ежедневника рейхсфюрера СС, Генриха Гиммлера, за 1939 год.

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
22 августа. Берлин. Теннис.
23 августа. Берлин. Теннис.
24 августа. Берлин. Теннис.
Вечером с Пайпером.
25 августа. Берлин.
Вечер у фюрера. 1 час
26 августа. Берлин.
Вечер у фюрера.Более трех часов.
27 августа. Берлин.
Известия от фюрера. Теннис.
28 августа. Берлин.
Известия и вечер у фюрера. До пятнадцати минут второго.
29 августа. Берлин. Теннис.
Известия и вечер у фюрера.
30 августа. Берлин. Вечер у фюрера.
31 августа. Берлин. Теннис.
Известия и вечер у фюрера.
Ночь в бюро.
1 сентября. Берлин - рейхстаг.
Война против Польши. Теннис.
Вечер у фюрера.
<Внизу карандашом> Партийный съезд
2 сентрября.Берлин. Теннис.
Известия и вечер у фюрера.
<Внизу карандашом> Партийный съезд



Первый раз пост был опубликован тут
P.S. Пробная самоцитата, смотрю как пойдет
P.S.S. Если всё удастся, то буду цитировать всё, кроме музыкальных подборок, просто картинок, переводов дневников Геббельса и писем солдат.

@темы: Das ist Krieg!, Deutschland, tlumaczenie, Всегда ваш, "плохой" Хайни, запретный плод сладок, обо мне, фотографии

22:07 

Час суда с кайзером Вильгельмом II

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Показания жены коменданта Берлина, фон Мольтке, по скандальному делу Ойленбурга-Гардена в 1909 году.

Хотя граф злоупотреблял мной и оскорблял мою женственность, он с вызывающей сладостью отзывался о своих друзьях мужского пола, в частности, об Ойленбурге. Я не понимала, и полагала это шуткой, но вскоре я прозрела.
Как-то, после обеда я случайно зашла в его рабочий кабинет, и там я нашла его стоящим перед зеркалом и целующим платок. Меня поразило, как комично это выглядело, и я рассмеялась, после чего он свирепо кинулся на меня и закричал:
"Разве ты не видишь, гусыня, что я имею честь и удовольствие держать в руке подарок от князя "Фили"? Он дал мне его в полдень, и я пребываю в счастливом порыве до сих пор."
На следующий день князь Ойленбург позвонил мне и попросил личной встречи. Когда мы остались одни, он стремительно опустился на колени, и, подняв руки в мольбе, умолял меня никогда не настаивать на своих супружеских правах, и отдать ему друга его души, Тютю.

@темы: чит-перечит, tlumaczenie, Deutschland

23:06 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:30 

Теодор Фонтане. "Странствия по марке Бранденбург". (3)

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Дворец в Райнсберге. Вид с озера. Порядок владения. Комнаты кронпринца. Комнаты принца Генриха.

<…> Непринужденно общаясь, мы прошли через городок и оказались у задней стороны дворца, прошли через внутренний двор, сели в приготовленную лодку и отплыли к середине озера. Лишь тогда мы развернулись и увидели перед собой картину необычайной красоты. Только спокойная вода, тростник, нимфы, возвышающиеся на садовых лужайках, и сам замок, закрывающий даль горизонта. С левой стороны от озера – изобилие лесов и воды, деревья лишь слегка прорежены, чтобы показать нам памятники на тихих полянах парка, мраморную статую или «святилище».

В старые времена это был готический замок с башней и скатной крышей. Только в начале прошлого века его решили заменить дворцом во французском стиле, и в тридцатые годы, по плану Кнобельсдорфа, ему предали те формы, что сохранены и поныне. Я постараюсь передать описание дворца только в самых общих чертах. Он состоит из центральной части (corps de logis) и двух флигелей, соединенных колоннадой. Фасад с видом на озеро. Особенную красоту придают ему усеченные круглые башни, прислоненные к фронтонам флигелей, один из которых был отведен для именитых людей.

Не спеша мы вернулись к берегу, закрепили лодку на пристани и отправились в обратный путь. Мы остановились под колоннадой, вспоминая историю этого места. Теперь это стало необходимостью.



Райнсберг был старым владением семейства фон Бредов. С 1618 года к основным его владельцам относятся следующие лица:

Йобст фон Бредов продал его Куно фон Лохову, канонику из Магдебурга. 1618.

Великий курфюрст после вымирания рода фон Лохов, передает Райнсберг во владение генерала дю Хамеля. 1689.

Генерал сразу продает его надворному советнику фон Бевиллю.

Бевилли, отец и сын, владели замком до 1734 года, когда сын, подполковник Генрих фон Бевилль, не продал его.

Король Фридрих Вильегльм I передал замок своему сыну, кронпринцу Фридриху.

Кронпринц Фридрих (Фридрих Великий) хотя и не жил там вплоть до 1740 года, до 1744 использовал его как свою резиденцию.

В 1744 году он дарит его брату, принцу Генриху, который переезжает в Райнсберг только в 1753 году. (1)

Принц Генрих с 1753 по 1802 (3 августа).

Принц Фердинанд с 1802 по 1813 (2 мая).

Принц Август с 1813 по 1844 (19 июля).

Начиная с 1843 года дворец снова является королевским владением.

От колоннады мы отходим назад к левому крылу дворца, и приблизившись к большому холлу с осторожностью просителя потянули за веревку колокола кастеляна. Он ещё спит, но его неутомимая жена берет со стены большую связку ключей и ступает по лестнице впереди нас.

Если читатель ожидал, что будет следовать за нами на этом пути, то я лишь запутаю его, и потому ограничу описание (без учета порядка комнат, которые мы увидели) лишь комнатами кронпринца Фридриха, а следом за этим расскажу о комнатах принца Генриха.

Прежде всего комнаты кронпринца Фридриха, позднее ставшего Великим королем. Возможно, вам понравится недорогой концертный зал, концертный зал, где под руководством Грауна и при участии кронпринца исполнялись классические композиции той эпохи. Этот концертный зал с окнами, выходящими с одной стороны на двор, а с другой на "Кавальерхаус" и виднеющуюся внизу ближнюю часть города. Она составляет около сорока футов в длину, почти столько же в ширину и превосходно сохранилась. Стены богато украшены лепниной, к колоннам у окон приставлены зеркала в золотых рамах; но главнейшая достопримечательность зала, это потолочная роспись работы Пэна, выполненная в 1739 году по мотивам "Метаморфоз" Овдия. Главной мыслью произведения считается: "восходящее солнце рассеивает мрачные тени", или, как интерпретировали некоторые "молодой светлый принц изгоняет угрюмого короля". Техническое исполнение отличное, это всё, что вы можете сказать, глядя на этих пухленьких гениев и полуодетых богинь, что во всем здесь живет и дышит активность творчества, и невозможно скрыться от этого ощущения. Говорят, именно под влияем этой росписи, Шинкель создал свою великую фреску, что теперь находится в Колонном зале Берлинского Старого Музея. Что касаемо самого концертного зала, то летом 1848 года в нем прошел Руппинско-Райнсбергский фестиваль песни, который был своеобразно прерван. На самом торжественном моменте со стен вдруг обвалилась лепнина, и упала прямо на изумленный круг певцов. Все разбежались в разные стороны. Восстали стены старого замка, помнящие фридриховские времена.



В левом крыле, помимо концертного зала, есть ещё десять или двенадцать небольших комнат, некоторые из которых принадлежали принцессе Амалии, в то время как остальные существуют безо всякого названия. Эти «безымянные» комнаты – единственные помещения замка, которым ещё находится практическое применение. В них селятся служащие управляющего, которые иногда останавливаются здесь, чтобы следить за правым крылом. Они создают очень странное впечатление, когда после пересечения длинного ряда комнат, вызывающего четкую мысль «здесь было или умерло», при взгляде на новые помещения пробуждаются личные воспоминания о своих собственных меблированных комнатах. Небольшие кровати из березы из свилеватой березы, красные стеганые одеяла из простенького ситца, умывальники с откидной крышкой, будто нездешние вещи, пришедшие из бюргерского мирка, и вряд ли можно поверить, что эти спальные места предназначены для замка.

Но мы забываем об этой милой умиротворенности, и предпочитаем обратить наши взоры к маленькому рабочему кабинету, который даже с большим правом, чем концертный зал, назван в честь Великого короля.



Этот кабинет находится в правом крыле замка, в маленькой круглой башне, которая отделяет крыло от фронтона. Мы снова проходим через длинный ряд комнат, пока, наконец, не входим в небольшую полутемную прихожую, освещаемую лишь через стеклянную дверь. И эта тускло освещенная прихожая содержит небольшую библиотеку, которую оставил здесь после своего восшествия на престол Фридрих Великий, а в комнате за ней, от которой нас отделяет лишь стеклянная дверь, находится сам кабинет. Из очень маленькой (не более двенадцати футов в квадрате) комнаты, с трёх сторон открывается восхитительный вид на лес и озеро. И даже сто сорок лет спустя его обстановка кажется довольно приятной и спокойной. Кабинет представляет собой восьмиугольник <...> Состоящий из попеременно чередующихся стен и стеклянных поверхностей: четыре панели, три окна и стеклянная дверь. Оконные ниши очень глубоки, что создает пространство для обитых скамеек, что установлены вдоль них. У панелей поставлены старомодные кресла с посеребренными ножками и плохой обивкой из темного коленкора. Высоко над креслами находятся консоли, в которых установлены бюсты Цицерона, Вольтера, Дидро и Руссо. На двери видно, словно узор, лесное отражение, а у её изголовья всевозможные знаки масонских орденов, и снова плафон, расписанный Пэном. Здесь показано спокойствие время учения: Гений вручает Минерве книгу, на страницах которой можно разглядеть имена Горация и Вольтера. Изображение несколько пострадало, и никак не может быть сравнено с работой того же мастера в концертном зале. В центре комнаты на позолоченных ножках в стиле рококо стоит рабочий стол принца, размером походящий на современный дамский столик. Его поверхность наклонена, и может открываться. Когда-то он был покрыт красным бархатом, который давно утерян. Как известно, бархат крепят на более твердый материал, основу, которая была ещё совсем целой, когда я впервые посетил Райнсберг в 1853 году. С тех пор, однако, многое изменилось много к худшему. Уже половина этой нижней ткани исчезла, и вы можете ясно увидеть следы от перочинного ножика, которым в зависимости от жадности, вырезали большие или меньшие "сувениры". Я не люблю кастелянов, которые своим излишним рвением рушат наслаждение тишиной, но ещё больше мне не нравятся те, что с непонятным снисхождением закрывают глаза тогда, когда они должны быть открыты.



Мы с неохотой прощаемся с этой интересной комнатой, обратив наш взор к комнатам принца Генриха. Они находятся на первом этаже корпуса, и представляют собой непрерывную череду помещений. Начинаем с так называемых комнат принца Фердинанда, то есть тех, что привык занимать принц Фердинанд, когда навещал старшего брата, принца Генриха. Также возможно, что вышеназванный принц в период с 1802 по 1813, по крайней мере временно, жил в этом месте.

За этики комнатами принца Фердинанда следует концертный зал (не следует путать его с концертным залом кронпринца), за оным хорошо сохранившийся Ракушечный зал и, наконец, библиотечная комната. Кроме того есть спальня принца Генриха, где он и почил. Это большая, довольно тёмная комната, разделённая на две части несколькими колоннами. В темной половине, находится красивое, богато обставленное смертное ложе, несколько скрытое тяжелыми шелковыми шторами. Такие «государственные» кровати, особенно старые, как правило, производят страшное впечатление и наполняют нас признательностью, в них больше не должно спать. Но не эта, здесь не чувствуется закрытости, напротив, всё свежее и яркое, полное живости. – И в этой спальней есть некоторые мелочи, которые заинтересуют лишь своим авторством, а именно картины китайской тушью, выполненные рукой самого принца Генриха. В целом, однако, здесь ощущается недостаток хороших картин, лишь несколькие из них здесь задержались. Среди них два портрета молодого графа Богислава фон Тауенцина и, безусловно, лучший портрет первой королевы Софии Шарлотты.



Небезынтересны и комнаты на первом этаже. Картины, скульптуры, предметы декора, которые находятся здесь ещё со времён принца Генриха, но половину из них взята из верхних комнат, чтобы привлечь сюда посетителей. В одной из этих комнат, к примеру, есть скульптурные портеты маркиза де ла Рош-Эмона и его супруги, рядом с бюстом французского актёра Бланвиля. Маркиз, к которому я вернусь в следующей главе, был адъютантом принца после ухода Тауенцина и считался своего рода генерал-аншефом войск принца, т.е. занимался довольствием эскадрона лейб-гусар, которые стояли в райнсбергском гарнизоне, и несли караул в замке. Актер Бланвиль, первый любимец принца, совершил самоубийство, когда коварные товарищи лишили его благосклонности Его Высочества. Принц сказал, что никогда не избавится от этой душевной раны.

Огромный зал, рядом с комнатой, украшенной бюстами, определенно создает впечатление уютности, возможно благодаря нескольким своим изюминкам, клеткам для птиц или столу, полному безделушек; создает естественное впечатление близости к обычной человеческой жизни, которое сохраняется и после ухода. Для меня же этой примечательной деталью является кубический постамент с объемистой табачной коробки, что стоит на полускрытом угловом столе. Эта коробка, возможно, служила подставкой для дорогого цветка, преподнесенного одним из поклонников принца. Даже сейчас в этой коробке стоит цветочный горшок, правда с бумажными цветами. На всех четырех сторонах коробки есть милые акварельные картинки, две из которых представляют собой батальные сцены: «Condé aux lignes de Fribourg» (2) на одной, и «Henri à la bataille de Prague» (3) на другой. Очень изысканная любезность и привлекательная параллель. «Condé aux lignes de Fribourg», возможно копия, я смутно припоминаю что-то похожее в залах Лувра или Версаля. На центральном изображении «Henri à la bataille de Prague» сам принц, повернувшийся направо со шпагой, словом и видом воодушевляет гренадерскую роту, которую ведет на штурм.
_____________________________________________
(1) Однако этому противоречит тот факт, что в 1745 году принц Генрих принимал здесь свою мать, вдовствующую королеву Софию Доротею. Пёлльниц оставил очень подробное описание этого события. Но возможно, что он специально на короткое время остановился в Райнсберге, чтобы принять свою мать.
(2) Конде на подступах к Фрайбургу (фр.)
(3) Генрих в битве под Прагой (фр.)
запись создана: 24.07.2015 в 23:42

@темы: чит-перечит, фотографии, арт, Старый Фриц, tlumaczenie, Deutschland

22:05 

lock Доступ к записи ограничен

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:29 

Принц Ауви, монастырское предсказание и, конечно же, Гитлер

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
В автобиографическом романе Фрица фон Урну "Это ещё не конец" есть эпизод, который изначально показался мне надуманной фантазией. Там его одноклассник, принц Ауви, рассказывает о том, как в 1933 году посетил вместе с канцлером Гитлером монастырь: "Да, я с этим блестящим свободным патриотом, в один весенний день 1933 года, через цветущую марку Бранденбург, поехал в старый монастырь в Хорине. Там, в библиотеке, я читал ему вслух пророчество XI века, говорящее, что будет единый хозяин Европы, который искоренит черную чуму еврейских революционеров. - Что если я показал этому маляру, имевшему инстинктивное отвращение к евреям, историческое право против разрушителей всех национальных интересов?"

Безусловно, звучит очень пафосно, даже излишне драматично. Однако, за этим, как оказалось, всё-таки стоит исторический факт. 2 мая 1933 года принц, вместе с Гитлером и Геббельсом посещал монастырь в Бранденбурге. Но не Хорин, а Ленин, который, как раз, и был знаменит своим предсказанием, в настоящее время скорее причисляемым к подделкам. Нацисты и монахини сфотографировались, по просьбе последних, а Гитлер оставил запись в монастырской книге: "Придёт время, которое ждали миллионы немцев. Адольф Гитлер".
Финальная же часть пророчества (естественно, совершенно антигогенцоллерновского и антиреформистского толка, а не средневекового), из-за которого Гитлер так обрадовался, что очередной раз дал принцу обещание трона для него и его сына, звучит так:
"Наконец, последний из своего народа возьмет скипетр,
Израиль отважится неминуемо, лишь через искупительную смерть действовать,
И пастух получит стадо, а Германия снова короля.
Марка забудет все свои страдания,
И свои будут сбережены, и не будут боле радоваться чужие,
И древние стены Ленина и Хорина будут восстановлены,
И будет снова духовенство в чести,
И не пойдет больше волк в овчарню".


@темы: чит-перечит, запретный плод сладок, арт, tlumaczenie, Deutschland

22:57 

Французы бичуют за чревоугодие или антантовская газета

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Первая мировая война, естественно, богата пропагандистскими материалами. Война империй и империализма не могла не породить, в частности, оскорблений монарших особ, оскорблений, вышедших на новый уровень, благодаря совершенствованию способов получения информаци. И, как мы знаем, то были последние подобные родственные склоки.
Сколь много раз я видел красивые иллюстрированные журналы, живописующие о запертых в башне люксембургских принцессах, амурных приключениях кронпринца, миллионе изнасилованных бельгиек и безумии самого кайзера.
Но это всё очевидные преувеличения, раздутые факты, а вот недавно мне попалась заметка из французской газеты 1915 года, автор которой делится историей об ужаснейшем грехе чревоугодия, который подчинил себе человека отнюдь не геринговского типа, принца Августа Вильгельма Прусского.
Из реальности взяты такие факты, как учеба в Страсбурге, сентябрьское ранение и автоавария (ужасы которой, кстати, тут преуменьшили) и всё это размазано общей авторской историей о катастрофической любви принца к чревоугодию. Это комично и дико одновременно.
Посмотрим же, наконец, как французы времен Великой войны, стращали своих сограждан немецким обжорством на таком замечательном примере:
"Раненный в руку при отступлении на Марне, изменился ли он, искупил ли свою вину? Однако, вряд ли что-то переменилось в этом расточителе, Августе Вильгельме Прусском, четвертом сыне Вильгельма. Скупой и прожорливый, вот каков его характер. Скряжничество, сочетаемое с обжорством - прекрасная немецкая смесь. Он испытывает потребность в старье, и хвастается своей абсолютной культурностью. Они говорят, что принц Август Вильгельм чрезвычайно интеллигентен.
Когда он отправился из Бонна в Страсбург, чтобы завершить юридическое образование (это было время, когда Эльзас-Лотарингии собирались предоставить автономию, во главе с принцем-регентом), Вильгельм сказал:
- Мой сын покорит своих подданных, и прежде всего, своим великолепием!
Великолепие Августа Вильгельма осталось в анекдотах о его глупости в университете. Студенты прозвали принца Mahlzeit. Mahlzeit переводится как "Приятного аппетита!". Чье желание любой платы, имперского нахлебника, который потчевал тех своих товарищей, что из низкопоклонства приглашали его на ужин.
Однажды он отправился на благотворительный аукцион и купил коробку конфет на 1 марку 50 пфеннигов, велел разменять ему деньги, проглотил их, найдя хорошими, купил три коробки. Он не стал регентом.
Война дола ему возможность показать свою элегантность. Одним прекрасным сентябрьским утром, граф Шандон де Брияле увидел, что во дворе его замка в Эперне остановились два автомобиля, в сопровождении улан. Это был поезд с кухней принца Августа Вильгельма. В то время как шеф-повар и его помощник доставали, состоящую из двенадцати блюд, закуску Его Высочества, уланы, отряхнувшись, обрядились в белые чулки, плюшевые кюлоты и жюстокоры с петлицами, как имперские лакеи.
Стол накрыт, погреба ограблены, Его Высочество появился. Он ел за четверых, говорил, что застрелит хозяина, и между чисткой зубов и выкуриванием сигары, велел упаковать серебро. Таковы игры принца. Но провидение узрело. Шесть недель спустя, недалеко от Сен-Кантена, императорский отпрыск попал в автомобильную катастрофу. Он повредил челюсть. Это худшее несчастье, что могло с ним случиться. Привыкший работать челюстями, принц чахнет и страдает. Он может лишь пить кофе. Этого было достаточно, для того чтобы его прекрасный отец незамедлительно задумал сделать из него правителя на Востоке, будущего властителя судеб в Турции."


Собственно, сам жирный-жирный почти правитель Турции и регент Эльзас-Лотатрингии.
А если серьезно, то лишь адъютант генерала Бюлова.

@темы: Das ist Krieg!, Deutschland, tlumaczenie, наш Вилли, фотографии

00:00 

Первая любовь последнего кайзера

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
В апреле 1875 года Вильгельм писал своей матери-кронпринцессе о пребывании у тетушки Алисы Гессенской, на дне рождении кузины Виктории: "Я не могу описать как приятно было наше пребывание в Дармштадте! Кузины очень милы: Виктория очень весела, имеет свежий цвет лица и очень, Элла , которая является моей любимицей, очень подросла и стала чрезвычайно прекрасной, говоря по правде, она самая красивая девочка, которую я когда-либо видел. Она более спокойна, чем Виктория, но очень воспитана. Мы испытываем друг к другу тёплую любовь. Она показала мне теплицу и сад в Дармштадте, и мы были вместе весь день. Я считаю, что если Бог позволит, то я доживу до того времени, когда смогу сделать её своей невестой. С Вашего разрешения, конечно"

Кронпринцесса Виктория не восприняла всерьез слова своего сына-гимназиста, она ответила в шутливом тоне, что у каждого есть свой шарм, и каждому нравится что-то свое, ей, например, из племянниц более всего симпатична тезка. Однако чувства к кузине, не выветрились из головы юноши, он сохранил в себе это тепло, и через два года, побывав проездом в Дармштадте, писал матери, что Элла самая прекрасная, а Виктория и Ирен с годами утратили свое юное очарование. Кронпринцесса в новом письме снова отметила достоинства остальных гессенских принцесс, заметив, что у Эллы красивые глаза. Она была рада, что он будет навещать их во время учебы в Бонне, считая влияние семьи своей сестры благотворным. А вскоре принц признался, что влюбился в Эллу, своему другу, Эмилю фон Гётцу, который и передал эти слова кронпринцессе. Мать Вильгельма была удивлена этому факту, поскольку давно присматривала для сына совсем другую партию. Однако, несмотря на то что вскоре уже вся семья знала о влюбленности её Вилли, которую она совсем не поощряла, кронпринцесса все ещё полагала, что Гессенское семейство может служить для него положительным примером, и надо лишь сократить количество этих визитов. Нужно ли говорить, что принц Вилли поступил с точностью наоборот (заручившись поддержкой кайзерины Августы, своей бабушки, и равнодушием другой бабушки, королевы Виктории, по отношению к стенаниям, боящейся скандала старшей дочери), пропустив даже Пасхальный визит к своей баденской тетушке.

Вильгельм приезжал в Дармштадт каждое воскресенье. Играл с кузинами в спортивные игры, читал им, и особенно он любил читать вместе с Эллой Библию. Об одном из таких визитов та писала королеве Виктории: "Вилли Прусский был здесь в течении нескольких дней... Мы наслаждались его приездом - мы ездили с ним, что было мило. В воскресенье он читал нам очень приятную книгу <юмористические рассказы о мичмане, английского писателя Ф. Марриета>, которая чрезмерно развеселила нас." Она вообще относилось к нему тогда со снисхождением, вместе с сестрами придумывала различные забавные прозвища для кузена, потешалась над его проделками.

Принц Эрнст-Людвиг, брат Эллы, в своих воспоминаниях, заявляет со всей ясностью: "Мой кузен, Вильгельм Прусский влюбился в мою сестру Эллу. Он был ещё очень юн, но действительно любил её. Наши матери были против этого, из-за близости родства".

Действительно, причина расставания была в крови Эллы Гессенской, по всей видимости, кронпринцесса Вики с трудом, но смогла убедить своего старшего сына в катастрофической опасности гемофилии для трона. Вильгельм, в качестве примирения, в открытую заявил тете Алисе, что относится к её дочерям с сестринской любовью, хотя и выделяет их среди прочих кузин. В начале 1880 года, он, как и хотела его мать, помолвился с Голштинской принцессой. Хотя ещё совсем недавно навязывание этих родственников, совсем не радовало его, он даже писал, что с ними, в отличии от дармштадтских родных, чувствует себя не ровней, а ребенком.



Вильгельм в более поздние годы сторонился Эллы. Говорили, что стыдился того, что потратил свои студенческие годы на сочинение романтических поэм в её адрес.Некоторые биографии Вильгельма II сообщают, что среди множества фотографий на рабочем столе кайзера, был портрет лишь одной кузины - разумеется, Эллы. В год свадьбы гессенской кузины принц посещал Россию, но решил уехать всего за два дня до церемонии, что удивило даже его друга-компаньона, Герберта фон Бисмарка. Если опираться на слова того же Эрнста-Людвига, то получалось, что кузен Вилли ничего не забыл. Он ревновал её к официальному жениху, в последствии мужу, русскому Великому князю, Сергею Александровичу. Брат принцессы пишет: "Теперь Элла вышла замуж за Сергея. С того дня Вильгельм ненавидел его и подвергал всяческим гонениям. Так как он не мог повлиять на его карьеру, он дурно о нем отзывался. Каждую маленькую сплетню, которую ему рассказывали, он во много раз преувеличивал".

В 1918 году, через шведского посланника, а затем через фон Мирбаха, он безрезультатно пытался убедить Эллу, теперь Елизавету Федоровну, бежать в Германию. Он не мог понять того, что она больше не считала себя немкой.

Уже после своей эмиграции экс-кайзер, с запоздалым сожалением, писал старшему внуку Вильгельму, вознамерившемуся вступить в морганатический брак: "В моей молодости я был в похожей ситуации, когда мои родители были против моего брака с моей кузиной Эллой Гессенской, отношения с которой полностью поддерживались моей бабушкой, императрицей Августой. Я всем сердцем умолял родителей разрешить этот брак. Моё сердце было разбито, я принял решение повиноваться долгу."

Но история, как всем известно, не имеет сослагательного наклонения, а сердцу не прикажешь.


@темы: чит-перечит, наш Вилли, tlumaczenie, Russland, Deutschland, фотографии

22:41 

Людендорф про Крым : )

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Из письма офицера Генерального штаба Эриха Людендофа своим родителям, написанного в 1894 году, после посещения Ливадии:
"Сад прекрасен. Что касается природы и искусства, Европа не скоро достигнет подобного".


@темы: Deutschland, Russland, tlumaczenie, фотографии, цитата дня

Die Retrospektive

главная