Записи с темой: наш вилли (список заголовков)
22:51 

Отставка Бисмарка. Правильно ли поступил Вильгельм II?

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Автор статьи : Роланд Зигерт



В марте 1890 г., через 2 года спустя после того, как Вильгельм II стал кайзером, он уволил заслуженного рейхсканцлера Отто фон Бисмарка.
Бисмарк объединил в 1871 г. Германию, которая была раньше расколотой на бесчисленные малые государства, и создал Германскую империю. Конституция новой империи была полностью адаптирована под Бисмарка, и первый кайзер (Вильгельм I) предоставил ему свободу действий. Во внутренней политике Бисмарк правил строго и неуступчиво (например, по отношению к католикам и социал-демократам), во внешней политике - в высшей степени мудро и дипломатично. Таким образом он заключил с соседними государствами Германии эффективные союзы, которые предотвращали изолированность и уязвимость Рейха.
Когда Вильгельм I умер в преклонном возрасте в 1888 г., Бисмарк должен был договариваться с 29-летним наследником Вильгельмом II.
Хотя политической деятельностью Бисмарка Вильгельм II восхищался (конечно не в полной мере: например, Культуркампф Бисмарка Вильгельм II всегда отвергал), доходило до все больших расхождений во мнениях и до все более сильного недоверия с обеих сторон, что сделало дальнейшее успешное сотрудничество невозможным. Таким образом Вильгельм II 20 марта 1890 г. уволил старого канцлера, который почти 28 лет в значительной степени определял немецкую и прусскую политику.

читать дальше

@темы: арт, чит-перечит, наш Вилли, Deutschland

23:51 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Прозвища Вильгельма II :
кайзер-путешественник (или кайзер-кочевник)
гондола Билли или гондольер
Ниггер
Вильгельм взбалмошный, Вильгельм внезапный
единственный
дорогуша
сокровище

P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: чит-перечит, наш Вилли, Deutschland

00:03 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Вильгельм Карл Прусский (1922-2007), младший сын принца Оскара и Инны-Марии фон Бассевиц, о своем дедушке кайзере Вильгельме II:
"Это неисторично и несправедливо взваливать вину и ошибки целой эпохи на одного человека".



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: чит-перечит, фотографии, наш Вилли, Deutschland

22:56 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
По состоянию здоровья пропустил известные праздники, теперь главное дожить до семейного торжества


@темы: обо мне, наш Вилли, Das ist Krieg!, жалобы на жизнь, Deutschland, Russland

21:59 

Манштейн. "Из моей солдатской жизни. 1887–1939". Пажеский караул

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Продолжаем рассказ фон Манштейна. Вот что он пишет о начале придворной службы;

"Пажеское служение было определено скорее Спартой, нежели Афинами, для лихтерфельдских кадетов, принадлежавших к знати, но тем не менее был период, когда они могли увидеть блеск этого мира: время службы при дворе. В зимние месяцы каждого года, когда в Берлинском замке проходили высочайшие торжества, назначали дворян унтерприманеров <восьмиклассников - прим. пер.> и старшеклассников. К слову, то было единственное преимущество дворян в кадетских корпусах, и которая не могла зависеть от пятерки по латыни и "грязных шкафчиков". Во время придворных праздников мы становились пажами, офицеры были гувернерами пажей, и ехали из Лихтерфельде в карете из кайзеровской конюшни. Обычно несколько часов было очень холодно, но всё же мы были сильно воодушевлены. Было очень весело, когда, случайно, стражник у Бранденбургских ворот встал "к ружью", завидев наш придворный экипаж, поскольку подумал, что в нем находится один из принцев или другое высокопоставленное лицо.
Во дворцовой библиотеке, которая располагалась в Аптечном крыле, в самой строй части у Шпрее, был приготовлен завтрак. Тогда пажеский наставник и его жена подготавливали наше обмундирование. Пажеское облачение состояло из багряного сюртука, длинной примерно до середины бедра, и украшался серебряными галунами и аксельбантами. Кружевные жабо и манжеты придавали наряду совершенство. Кроме того, мы носили короткие белые кашемировые штаны, украшенные серебряным тканевым узором, длинные белые шелковые чулки и черные ботинки. Изящные шпажки, которыми мы особенно гордились, и плоский черный берет со страусиным пером, но носившийся только в руке, завершали наш костюм.




Празднования при дворе каждый год начинались с торжественного официального приема в честь Нового года, в котором принимали участие только высшие сановники рейха и Пруссии, среди которых члены земельных представительств и рейхстага, из верхней палаты и прусских ландтагов, а также дипломатический корпус. Затем следовали военный и гражданский приёмы. Сначала следовали генералы, находящиеся в Берлине, затем расположенные там же офицеры гвардейских полков, которые сначала проходили перед балдахином Их Величеств, прежде чем оказывали почтение у трона. Среди гражданских придворных все дамы, которые должны были предстать перед двором, должны были поклониться в придворном книксене, что оказывалось непростым делом для пожилых и толстых дам, и господ. 18 января проходила церемония инвеституры для новых рыцарей ордена Черного Орла, церемония в присутствии кайзера, которую репетировали за сутки до этого. 19 января все новонагражденные от командующего генерала до министра почт - были гостями императора во время трапезы, для которой накрывали столы в Белом зале и других праздничных комнатах. За этим обычно следовало два придворных бала и концерта. Серия праздников с традиционными фастнахтами (без костюмов), в конце которых подавались берлинские блины и сказочный рейнвайнский пунш, знаменитый замковый пунш. Он был способен воодушевить даже самых уважаемых стариков. Открытие рейхстага в Белом зале в январе не было праздником, но являлось политическим актом, когда император в присутствии всех высоких сановников и дипломатического корпуса читать тронную речь.

Мы, пажи, иногда служили лейбпажами, а отчасти служили пажами придворными. Лейбпажи были привязаны к определенным царственным особам, должны были всегда следовать за ними и если особа являлась дамой, то и нести её шлейф. Кроме того, они служили царственной особе во время торжественных ужинов. Придворные пажи были состоять при определенных праздничных комнатах, если кому-то там потребуются <...>"


P.S. Биографический текст не содержит пропаганды человеконенавистнических идеологий и его автор осуждает подобные вещи. Они рассматриваются здесь только с исторической точки зрения.
запись создана: 14.04.2018 в 23:55

@темы: tlumaczenie, Deutschland, фотографии, наш Вилли, запретный плод сладок

23:57 

Прусская Мадонна

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Королева Луиза с принцем Вильгельмом, так называемая "прусская Мадонна" - статуя Луизы фон Мекленбург-Стрелицкой, которая была разрушена во время Второй мировой войны.
По случаю 100-летия кайзера Вильгельма I 22 марта 1897 года Академия художеств в Берлине получила новый фасад. Там же проходила и выставка, открытая кайзером Вильгельмом II. При этом статуя его прабабушки Луизы упала на монарха. Скульптор Фриц Шапер сначала выполнил её в гипсе. Она изображала Луизу, которая высоко держит на руках ребенка, будущего Вильгельма I, и ступает по лестнице. Художнику кайзер заказал выполнить мраморный вариант. Заказ был завершен в 1901 году, и 10 ноября статуя была открыта для обозрения. За мраморную статую Шапер был награжден большой золотой медалью на Берлинской художественной выставке в 1901 году. Она была установлена на лестнице дома Песталоцци-Фрёбель в Берлине-Шёнеберге и разрушена во время войны в 1945 г.
Берлинцы из-за сильного сходства памятника со статуей Мадонны, уже в 1897 г называли её "прусской Мадонной“. Шапер представил королеву как «Прусскую мать Долоросу», олицетворяющую трудности образования немецкой нации, "идеал немецкой женщины и образец женской национального типа". Статуя очень понравилась людям в вильгельмовскую эпоху и стояла в виде уменьшенных копий, сделанных из бронзы или гипса, слоновой кости или мрамора в многочисленных домах.



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: арт, Deutschland, наш Вилли, берлинариум

21:15 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
11 апреля 1921 г. в Доорне умерла супруга Вильгельма II Августа Виктория

Незадолго до своей смерти Августа Виктория говорила мужу: «Мне надо жить, на кого же я тебя оставлю?»



Из мемуаров адъютанта кайзера Сигурда фон Ильземана о том печальном дне:

"В 8.30 сегодня утром мне сюда, в Амеронген, по приказу кайзера де Грааф, слуга в Доорне, сообщил новость о том, что императрица Августа Виктория тихо ушла во сне сегодня утром в 6:15 ч. В 10 часов кайзер попросил меня прийти к нему. Он сидел на своем седле за столом и писал. Со слезами на глазах он рассказал мне о кончине. В 5 ч. императрица лежала на кровати, после того как вчера вечером он навестил нее; видимо, она все еще узнавала его, потому что улыбнулась; затем она заснула как дитя. Утром, между 5 и 6 ч., принц Адальберт почувствовал, что пульс стал слабее и позвал немедленно доктора Хенера. Кайзер прибыл в 6:10 утра к постели умирающей, в 6:15 ее сердце остановилось. Без всяких мучений, без каких-либо внешних признаков, жизнь императрицы оборвалась. Кайзер произнес: «Это истинное утешение, что императрица умерла так легко, она освободилась от тяжелого долгого страдания. Да, теперь дом опустеет без хозяйки. Низкие люди, которые виноваты в том, что императрица умерла не на родине, а на чужбине, не останутся безнаказанными. Она была великолепным человеком! Если взять, например, императрицу Циту! Как молния это печальное известие прогремит в танцующей Германии. Многие могут прийти к осознанию».
Кайзер также говорил о политических вопросах; я приложил большие усилия, чтобы отвлечь его. В 1 ч. мы вернулись в дом. Он позавтракал с принцем Адальбертом, а затем сидел один почти час снаружи. В 3 ч. он принимал мою жену, позже моего тестя с его братом. В 3 ч. 15 мы вошли со свитой из слуг в комнату умершей. На шелковых подушках лежала умершая, окруженная красивыми свежими цветами. Сам кайзер стоял у края кровати и пожимал руку каждому слуге и каждой горничной. "



P.S. Тексты взяты из группы кайзера

@темы: Deutschland, Голландия!, наш Вилли, фотографии, чит-перечит

21:39 

О праздновании Пасхи в королевской семье

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Из мемуаров учительницы кайзеровских детей Этель Говард:

"Пасха, как и Рождество, были гораздо более традиционными, чем в Англии. Был широкий обмен пасхальными открытками и я получила множество не только от королевской семьи, но и от всех дам и господ двора. Интересно, что от императрицы для каждой из ее придворных дам вручалось подарочное яйцо, изготовленное из берлинского фарфора. Эти яйца на одном конце имели небольшую пробку и были предназначены для того, чтобы использоваться в качестве флаконов для духов. Я полагаю, что размер яиц соответствовал статусу получателя, и я заметила, что у некоторых дам подарочные яйца были больше, чем у меня а также также заметила, что у одной или двух они были меньше, чем мое собственное. Мне сказали, что императрица обладает монополией на производство этих фарфоровых яиц по всей Германии. В более поздние годы, во время моих путешествий по миру, я обнаружила, что, хотя они не дороги сами по себе, но их высоко ценятся всеми немцами, когда купец предложил мне очень высокую цену, если я расстанусь с моими.
Большим событием пасхального воскресенья стала детская охота за яйцами, установленная старой великой герцогиней Баденской, проводившаяся на территории дворца Бельвю. Под различными кустарниками и деревьями были спрятаны шоколадные яйца, сахарные яйца, маленькие животные, наполненные конфетами; и там же собиралось огромное количество детей, принадлежащих к королевской семье.
Потом проходила торопливая схватка и энергичная охота за яйцами, так что дети обычно выглядели довольно грязными и взъерошенными после копания среди кустарников из-за азартного поиска яиц."



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: Deutschland, арт, наш Вилли, чит-перечит

23:49 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Очередная несостоявшаяся театральная постановка "Бургграф из Нюрнберга", о предке Гогенцоллернов.
Из рисунков кайзера Вильгельма II


@темы: наш Вилли, арт, Deutschland

22:47 

"Свет моей жизни"

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Семейный портрет детей кайзера. Мальчики в военной форме, а Виктория Луиза в викторианском платье. Дочка кайзера изображена в солнечном свете, потому что Вильгельм II часто описывал ее как “свет моей жизни”.



P.S. Материал взят из группы кайзера

@темы: чит-перечит, фотографии, наш Вилли, Deutschland

23:16 

Скандальная запись кайзера Вильгельма II в Золотой книге Мюнхена

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
С 1888 года Мюнхен вел гостевую книгу, которая изначально называлась "книга для регистрации приезжих". Лишь позднее книга стала называться "памятная книга посетителей ратуши в Мюнхене." ("Gedenkbuch des Rathauses in München".
С течением времени в книге оставили свои подписи коронованные особы, представители иностранных правительств и городов, духовные сановники, ученые и художники, профессиональные ассоциации, студенческие группы и т. д.



2 октября 1888 года кайзер Вильгельм II был первым, кто оставил свою запись в Золотой книге Мюнхена. Он написал большими буквами: "Вильгельм. Германский кайзер, король Пруссии". В начале осени 1891 г. кайзер и его друг Филипп Ойленбург вновь посетили Мюнхен. Если кайзеровскую речь Ойленбург смог еще откорректировать, то на подписи Вильгельма он никак не мог повлиять. Вильгельм оставил свою вторую запись в книге 8 сентября 1891 г. на латыни : "Suprema lex regis voluntas!" - "Воля короля - высший закон". Эта запись вызвала большой шум в Баварии. Это было даже для империи довольно смелое абсолютистское требование. Что кайзер хотел этим сказать? Простая необдуманность? Прусская насмешка над Баварией? Нападение на конституционализм в Баварии? Показное проявление самодержавия?
Поступок кайзера повлек за собой недовольство и большую критику, некоторые увидели в этих словах нарушение конституционного порядка в Баварии и империи; у других кайзеровские слова вызвали выраженное смущение, поскольку номинально правящий баварский король – Отто был неизлечимо душевнобольным. Также это расценили, как насмешку Пруссии над Баварией. О том как болезненно баварцы восприняли слова кайзера передает Филипп Ойленбург, который был в то время прусским послом в Мюнхене: "Почему его величество написал эти слова, я не должен спрашивать, но я бы совершил трусливую несправедливость, если бы не написал о плохом воздействии этих слов на южную Германии, где его величество поставил меня, как наблюдателя. Во-первых, слова были очень обидными, потому что люди прочитали вид личной кайзеровской воли над баварской волей. Все партии без исключения прочувствовали себя больно задетыми словами его величества и это было истолковано против его величества самым позорным способом."
Мать Вильгельма вдовствующая императрица Виктория, которая не раз критиковала поступки сына, возмущенно сетовала своей матери английской королеве Виктории : «Я думаю он едва ли может понять, что он делает, когда пишет что-то подобное! Царь, непогрешимый Папа, Бурбоны или наш бедный Карл I смогли бы написать такое предложение - но конституционный монарх в 19-ом веке!! Так что молодой человек, сын cвоего отца, и твой внук, не говоря о моем ребенке, не должен ни иметь, ни выражать такой принцип!! Это похоже на то, что он написал под своим портретом Госслеру* весной, что вызвало много обсуждений».
Тайный советник Фридрих Гольштейн считал, как и другие наблюдатели, что речи и записи кайзера более подходят для исторической мелодрамы, чем для политической сцены того времени. Гольштейн выражал озабоченность по поводу склонности Вильгельма лететь на огонь, подобно мотыльку и в письме Ойленбургу акцентировал на том, что Вильгельм "делает себя не столь ненавистным, сколь смешным".
В министерстве иностранных дел не было сомнений, что католики, партикуляристы, социалисты, демократы и также сторонники Бисмарка делают все возможное, чтобы вызвать недоброжелательность к кайзеру. В МИДе также критиковали поведение Вильгельма, которое становилось мишенью для его врагов.
За спиной Вильгельма не раз ходили слухи, плелись заговоры, чтобы дискредитировать кайзера. И любая неосторожно оброненная кайзеровская фраза раздувалась до размера слона и зачастую неверно истолковывалась.
Позднее поступок кайзера пытались оправдать тем, что Вильгельм так проявил свое чувство юмора. Канцлер Лео фон Каприви, пришедший на смену Бисмарку, посчитал, если кайзер все же так пошутил, то очень неудачно. Такой поступок был сродне мальчишеской выходке.
Так текст кайзера в Золотой книге города Мюнхена стал крылатой фразой.
Эпоха рыцарей, прекрасных дам и самодержавных правителей давно минула. В бурный век развития индустриализации, демократических тенденций, когда монархии клонились к закату, для кайзера Вильгельма II, как и для его баварского кузена короля Людвига II, идеалами оставались идеи и представления о божественном праве королей, абсолютизме, династическом культе предков. Филипп Ойленбург писал: «Мы должны принимать в расчет особенности характера монарха, который сочетает в себе черты разных эпох - “современной” и “рыцарской”». Эпоху средневековья, абсолютизма Вильгельм II считал временем высшего могущества Германии.
Все же правление кайзера не было самодержавным абсолютистским режимом, Вильгельм II был конституционным монархом. Из-за громких речей и подобных скандальных фраз кайзера часто обвиняли в автократическом правлении. На самом деле речи и фразы Вильгельма отражали его импульсивный, игривый характер, склонность к театральности и его стремление произвести эффектное впечатление.

-------------------------------------------
* Госслеру, министру по делам образования и религии, кайзер подарил свой портрет с подписью «sic volo siс jubeo» («Так я хочу, так я велю»)

P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: чит-перечит, наш Вилли, арт, Виттельсбахи и окружение

20:45 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
В ожидании возможного, но маловероятного визита кайзера в Париж в 1903 г, немецкое посольство в Париже в Hôtel de Beauharnais приготовило апартаменты для кайзера, которыми тот так и не воспользовался. Визит кайзера в Париж всё же не состоялся.



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: Deutschland, наш Вилли, фотографии

22:33 

Замок Мариенбург и Вильгельм II

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Во времена Германской империи, при правлении Вильгельма II, замок Мариенбург играл важную роль для национальной идентичности. Он был одним из официальных дворцов императора. В 1896-1918 гг. замок реставрировался Конрадом Штайнбрехтом.
При освящении также отреставрированного в 1901-1908 гг замка Хохкёнигсбурга Вильгельм II упоминал Мариенбург и его статус со словами: „Если замок Хокёнигсбург смог сохраниться здесь на западе империи, как Мариенбург на востоке, как символ немецкой культуры и власти вплоть до самых далеких времен".
О кайзере сообщается, что он посетил замок более 50 раз. Кадинен, его летняя резиденция, располагалась недалеко и основанная им мануфактура майолики выпускала много продукции с изображением Мариенбурга.
Для историзированных мероприятий кайзер сам придумывал костюмы, заказывал театральному художнику оформление помещений и прославлял историю немецких рыцарей, чьим потомком он охотно себя видел.
В Первой мировой войне Мариенбург на несколько недель стал местом пребывания VIII армии под командованием фон Гинденбурга и Людендорфа.



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: фотографии, наш Вилли, арт, чит-перечит, Deutschland

22:22 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Уже в 1910 году один хорошо осведомленный наблюдатель сказал: "Вильгельм II одна из самых своеобразных натур, которая является лидером в мировой истории. Он - живая загадка на троне."

Из книги Nicolaus Sombart "Wilhelm II "Sündenbock und Herr der Mitte"



P.S. Перевод взят из группы кайзера

@темы: арт, Deutschland, чит-перечит, наш Вилли

23:52 

Рождество в голландском изгнании

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Из воспоминаний флигель-адъютанта Сигурда фон Ильземана:

1 января 1920 г.
Рождественский праздник проходил тихо и гармонично. Кайзер прочитал рождественскую историю из Библии и произнес короткую, очень красивую речь, затем раздавались подарки. Для всех императрица приготовила подарки, которые располагались на столах вокруг рождественской елки. Большим счастьем было присутствие кронпринца, который принял свою судьбу на Вирингене с достойным удивления терпением. Зимой, должно быть, особенно пусто на одиноком острове, но молодой господин, к счастью, нашел себе занятия, хотя нельзя сказать, что он очень усерден. По крайней мере, Мюльднер оспаривает это. Этот верный адъютант мне вновь понравился. Однако он считает, что кронпринц достаточно талантлив и, прежде всего, много разбирается в политике.
Прямо сейчас здесь находится принц Эйтель Фридрих, который долгое время навещал меня больного. (Я вывихнул ногу). Он считает, что также стоит в списке раздачи подарков и поэтому еще раз хотел увидеть своих родителей. Принц произвел на меня в своем простом синем кителе приятное впечатление, как и в свое время в униформе фельдграу на фронте. Это принц Гогенцоллерн, о котором можно сказать, что он участвовал в войне от начала до конца и что он держался великолепно. Посещение также принесло радость матери, тем более что мы не верим в его экстрадицию. Менее радостным для родителей было другое короткий визит принца Августа Вильгельма, который сообщил своим родителям, почему жена принуждает его к тому, чтобы он развелся с ней. По той же причине скоро уедет и принц Йоахим. Бедная императрица! Она заметно постарела, красота увяла, глаза тусклые.
У кайзера также исчез прежний блеск в глазах. Неудивительно при всем том, что они здесь должны пережить!



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: чит-перечит, Deutschland, фотографии, наш Вилли, Голландия!

23:24 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Рождественская открытка из наследия Вильгельма II в Доорне. Вильгельм II очень любил всё, что связано с морем, кораблями и флотом. Он восхищался художниками-маринистами и они сопровождали его во время путешествий на яхте. Однажды кайзер сказал, что хотел быть художником-маринистом, если бы у него были талант и время. В Доорне Вильгельм не мог больше совершать морских путешествий. Рождественские и новогодние открытки, которые друзья художники-маринисты присылали ему в Доорн напоминали Вильгельму о его былых славных морских путешествиях.



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: наш Вилли, арт, Голландия!, чит-перечит, Deutschland

23:20 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Вильгельм II в образе Лоэнгрина и символизм музыкальных драм Рихарда Вагнера в жизни германского правителя.

Не только король Людвиг II Баварский видел себя в образе лебединого рыцаря Лоэнгрина, но и его прусский родственник из династии Гогенцоллернов – кайзер Вильгельм II.
Как сообщал публицист Юлиус Фрёбель (1), министру фон дер Пфордтену(2) однажды на острове Роз удалось увидеть в темном зале при искусственном лунном свете Людвига и принца Пауля Турн унд Таксиса переодетых в костюмы Лоэнгрина и Барбароссы. Эти переодевания у баварского короля не выходили за пределы частной жизни, и в отличие от Вильгельма, Людвиг никогда не появлялся на публике в образе лебединого рыцаря. Также переодеваясь в костюмы эпохи Людовика XIV и Людовика XV, король желал получить из театра на короткое время шляпы и костюмы, не привлекая постороннего внимания.
Иначе было всё у эпатажного кайзера Вильгельма, которому нравилось производить яркое впечатление на публику. Кайзера впечатляли музыкальные драмы Рихарда Вагнера. Вильгельм фотографировался в образе лебединого рыцаря и распространил этот образ по всей Германии. Свой официальный въезд в Гамбург кайзер представил в лодке, запряженной лебедями. Военная униформа Garde du Corps, которая получила второе неофициальное название «Лоэнгрин».
Вайолет Бонем Картер (3) вспоминала о появлении кайзера Вильгельма на похоронах его бабушки, королевы Виктории: «Великолепный в Вагнеровском шлеме с блестящим орлом». Корреспондент «The Times» в Берлине, Риме и Вене Х. Викхем Стид писал о том времени, когда он еще был студентом в Германии и увидел кайзера впервые: «Я увидел императора в первый раз в Виттенберге 31 октября 1891 (…) Знаменитая замковая церковь Виттенберга, к дверям которой Лютер прибил свои девяносто пять тезисов, была восстановлена и торжественно освящена. Присутствовали представители всех протестантских царствующих домов Европы, город и район были заполнены войсками и в полном составе собрано лютеранское духовенство. Вид императора Вильгельма в униформе 'Лоэнгрин' - белой тунике, ослепительном нагруднике, серебряном шлеме, увенчанном прусским орлом – напыщенный, во главе блестящей компании принцев, стоявший у входа в церковь, в то время как сто трубачей затрубили с отремонтированной башни гимн Лютера "Твердыня наша - вечный Бог". Это произвело на меня такое впечатление, что оно сохранилось до сих пор».
Прусский дипломат и близкий друг кайзера, князь Филипп цу Ойленбург-Хертефельд (4), писал: «Мы должны принимать в расчет особенности характера монарха, который сочетает в себе черты разных эпох – “современной” и “рыцарской”».
В годы своего обучения у юного Вильгельма был любимый предмет - история средневековья. Кайзер всегда полагал, что период средних веков был эпохой высшего могущества Германии. Поэтому обращение к рыцарскому образу было связано с его соображениями о будущем страны.
Берлинский двор осознал, что музыкальные драмы Рихарда Вагнера и Фестшпильхаус могут представлять собой ценный политико-культурный инструмент для прославления и воспевания монархии и Рейха. Так немузыкальный, вовсе не увлеченный искусством Вагнера, кайзер Вильгельм I присутствовал на открытии Байройтского Фестшпильхауса. Его внук Вильгельм II извлек значительную пропагандистскую выгоду из воздействия музыкальных драм Вагнера на общество.
Символизм работ Вагнера нашел отражение в придворном церемониале Гогенцоллернов. Кайзер любил окружать себя аурой Вагнеровских героев. По всему Рейху были распространены копии картины, изображающей кайзера Вильгельма как верховного главнокомандующего в полном боевом великолепии, опирающегося на большой средневековый меч, в белом плаще, в серебряном шлеме лебединого рыцаря Лоэнгрина. Шлем в стиле Лоэнгрина можно увидеть и на картинах, где кайзер облачен в парадную униформу. Кайзер сознательно появлялся перед своими подданными в образе небесного посланника, рыцаря Грааля.



Автомобиль кайзера был снабжен специальным предупредительным сигналом «Heda-Hedo!» – на мотив бога грома из оперы Вагнера «Золото Рейна». Этот сигнал производил впечатляющий театральный эффект. Его автомобиль сначала сигналил издалека, слышимый рядам ожидающей восторженной толпы, а затем постепенно усиливался, и когда машина появлялась в поле зрения, толпа взрывалась приветственными возгласами. Так повторялось и во время проведения военных парадов.
Контраст по сравнению с Людвигом II очевиден. Баварский король по возможности избегал общественного представления, любил общение по переписке и предпочитал закрытые, частные представления. А его родственник любил бывать на публике, широко интересовался инсценировками своей личности и своего правления.
Кайзер любил прошлое и пышность. Он одевался в различные военные мундиры, собирал исторические костюмы, украшения и драгоценности. Во время представления "Летучего голландца" Вильгельм появлялся на публике в адмиральском мундире. Одну из своих любимых такс кайзер назвал Сентой, в честь героини из «Летучего голландца». Преданная Сента сопровождала своего хозяина «летучего Голландца» в поездках и всю Первую мировую войну и в изгнании в Нидерланды.
Подробнее о собаках кайзера рассказывается в статье «Собаки последнего кайзера Вильгельма II»:
die-retrospektive.diary.ru/p209721023.htm
В течение нескольких часов Вильгельм мог вести монологи о музыкальном величии Вагнера. А театральное поведение кайзера порою вызывало недовольство его современников. Британские и русские родственники не раз нелестно высказывались о Вильгельме.
В 1898 г. он объявил перед собранием артистов и персоналом берлинских сцен: «Театр также одно из моих оружий.» Вероятно, Вильгельм II ценил больше мифологические фигуры, сцены, драматургию в произведениях Вагнера, чем саму музыку. Для него была важна декоративность, помпезность, богатый эффект.
Летом 1886 г. Вильгельм и Филипп Ойленбург посетили замки Людвига, включая замок Берг и место на Штарнбергском озере, где при невыясненных обстоятельствах погибли баварский король и доктор Бернхард фон Гудден. Ойленбург был свидетелем трагического финала жизни Людвига.
Вильгельм написал своей матери Виктории отзыв о посещении замка Херренхимзее. Все там казалось ему «феноменальными театральными декорациями»: «Золото, золото, золото, ничего, кроме золота, вообще не видно. Великолепие Версаля полностью в тени». Он отметил хороший вкус Людвига в архитектуре, но кайзер не был впечатлен фресками, картинами, портретами: «ни малейшего представления о живописи». Скульптура также разочаровала Вильгельма, поскольку «статуи были сделаны не из мрамора, а из гипса и цинк заменял бронзу». Лишь вышивку Вильгельм отметил, как «действительно хорошую», но и тут остался недоволен «яркими цветами, что бьют по глазам». Нет сомнений, что на отрицательный отзыв кайзера заметно повлияло мнение его друга Ойленбурга, который не раз подвергал короля Людвига критике.
После турне по замкам в 1886 г. друзья отправились в Байройт, где были приняты как почетные гости у вдовы Вагнера, Козимы. Благодаря Ойленбургу кайзер познакомился с семьей Вагнеров, посетил их дом, могилу композитора. Вильгельм признал большое значение музыкальных драм Вагнера для нации и желал, чтобы искусство «сыграло свою роль в формировании общественной мысли и благородной морали».
В 1887 г. Вильгельм и Ойленбург вновь посетили окрестности замка Берг.
В более поздние годы Ойленбург познакомил кайзера с Хьюстоном Стюартом Чемберленом (5), зятем Вагнера (Чемберлен женился на дочери Вагнера, Еве.) Вильгельм подружился с Чемберленом. Его книга «Основы 19 века» произвела большое впечатление на монарха. Между Чемберленом и кайзером завязалась оживленная переписка.
Вскоре после вступления на престол Вильгельма II в 1888 г., Козима Вагнер в надежде написала кайзеру письмо с предложением взять ему Байройтские фестивали под покровительство. Вильгельм уже был почти готов взять под свое крыло фестивали, тем более, что несколько голосов из окружения кайзера, включая Филиппа Ойленбурга, побуждали Вильгельма принять предложение в интересах Германии. Но оно потерпело неудачу – канцлер Отто фон Бисмарк был против. Бисмарк отговорил Вильгельма от принятия покровительства над Байройтом. Канцлер опасался, что монарха будут использовать в финансовых интересах, предприятия и расходы с каждым годом будут лишь увеличиваться. Также он полагал, что это могло вызвать недоверие в Баварии против кайзера и империи в целом, даст предлог ультрамонтанам и партии иезуитов подстрекать настроение страны против Рейха. Поэтому монарх не должен быть активно вовлечен в частные дела объединения и должен помалкивать о своих финансах.
В 1889 г. дядя Людвига, принц-регент Луитпольд, взял на себя покровительство фестивалей, что привело к незначительным разногласиям между Берлином и Мюнхеном. С этого момента кайзер больше не питал особого расположения к Байройту. Между Вильгельмом и принцем-регентом была взаимная неприязнь. Все регулярные попытки Козимы Вагнер завлечь кайзера в Байройт были напрасными. В 1892 году Ойленбург писал: «Фрау Козима использовала все, чтобы содействовать возможному визиту в Байройт его величества в этом году без сопровождения королевского баварского руководства. Напрасно. Она осталась проповедником в пустыне. Покровитель фестивалей принц-регент Луитпольд не думает приезжать, но если его величество появляется, он приезжает; но потом, однако, сидит как Миме рядом с Зигфридом (…)».
Осенью в 1891 году кайзер и Ойленбург посетили Мюнхен. Там в золотой книге Мюнхена Вильгельм сделал запись на латыни: «Suprema lex regis voluntas» («Воля короля — высший закон»). В Баварии это было воспринято довольно болезненно и вызвало возмущение, посчитали это насмешкой Пруссии над Баварией. Позднее поступок кайзера пытались оправдать тем, что Вильгельм так проявил свое чувство юмора.
У Людвига и его родственника Вильгельма были похожие взгляды и представления об абсолютной власти. Историк Владимир Перцев так характеризует восприятие Вильгельмом своей власти : «Политика, согласованная только с условиями времени и требованиями случайно сложившихся отношений, для него была пустой и вздорной; нити правительственных действий он стремился протянуть до высших и последних точек зрения и свое поведение в качестве монарха согласовать с волей высших сил и с требованиями божественного закона. Эта мистическая концепция власти свелась на практике к защите чисто средневековых идей, к возрождению романтической фантастики Фридриха Вильгельма IV. Сущность политического мировоззрения Вильгельма II заключается в том, что Бог для достижения своих высших целей избрал германский народ и через него творит свою волю на земле; руководителем же германского народа предназначено быть роду Гогенцоллернов; никто не в праве вырвать у них из рук этой высокой миссии, не нарушая заветов самого Бога, и сами они не имеют права никому отдать своей державной власти, — иначе они вступят в конфликт с божественной волей и ее высшими предначертаниями. Так как германский народ есть народ Божий, то для спасения человечества необходимо его верховенство и в сфере моральной, и в сфере материальной.»
Вильгельм считал себя посланником Неба, который призван исполнять на земле Божью волю и который несет ответственность за свои действия только перед Богом: «Дело в том, что каждый государь из дома Гогенцоллернов глубоко сознает, что он всего лишь уполномоченный здесь на земле, что он обязан дать отчет в своей работе Высшему Царю и Господину и обязан с неизменной верностью выполнять дело, которое ему назначено свыше... Вот откуда та непоколебимая воля, с которой они проводят то, что ими однажды предпринято».
Несмотря на определенную дистанцию от Байройта, Вильгельм не отказался от произведений Вагнера. Ко дню смерти Вагнера в 1888 г. он повелел своему гусарскому полку играть в Байройте попурри на духовых инструментах.
Кайзер принимал участие в возведении памятника Вагнеру в Тиргартене (Берлин). Он сам нарисовал первоначальный проект монумента, выбрал местоположение и предложил дополнить монумент фигурой Вольфрама фон Эшенбаха. Работу выполнил скульптор Густав Генрих Эберлайн (6) в 1901-1903 годах. Проект финансировал производитель косметики Людвиг Лайхнер. На мраморном пьедестале можно увидеть сидящего композитора, чей взгляд полный вдохновения устремлен вдаль; левая рука композитора лежит на ручке кресла, а правой он держит нотные листы. Ниже, окружая памятник, располагаются персонажи из работ Вагнера. Поклонники композитора подвергали критике, как сам памятник, так и его месторасположение, полагая, что монумент должен находиться не в Берлине, а, лучше, в Вартбурге. Торжественное открытие памятника состоялось 1 октября 1903 г. в присутствии сына кайзера, принца Эйтеля Фридриха Прусского. Художник Антон фон Вернер в 1908 году запечатлел это событие на картине.



Старший сын кайзера, кронпринц Вильгельм, его жена Цецилия Мекленбург-Шверинская, а также четвертый сын кайзера, принц Август Вильгельм, посещали Байройтские фестивали намного чаще, чем другие члены дома Гогенцоллернов.
Кайзер Вильгельм возвел себе свой «Нойшванштайн» по своему вкусу в облике замка Хохкёнигсбург в Эльзасе. Руины были переданы во владение кайзеру, как подарок по случаю посещения им в 1899 г. города Шлеттштадта. Напомним, что Эльзас с 1871 г. стал территорией Германии. Вильгельм с благодарностью принял возможность стать собственником одного из крупнейших и хорошо сохранившихся немецких замков, чьи древние камни возвещали суть немецкой рыцарской славы давно ушедших времен. Кайзер восстановил Хохкёнигсбург, поручив реставрацию талантливому архитектору Бодо Эбхардту (7). До 1908 г. велись строительные работы. Замок получился не сказочно роскошным, а сказочно вызывающим, соответствуя представлениям кайзера и милитаристской идеологии Вильгельмовской эпохи. Открытие замка происходило под проливным дождем 13 мая 1908 г. и представляло собой обычный исторический маскарад. Вильгельм появился одетым в белую кирасирскую униформу «Лоэнгрин». Последний раз кайзер посетил Хохкёнигсбург в конце Первой мировой войны, словно предчувствуя, что скоро замок окажется в руках французов. Согласно Версальскому договору от 1919 года замок Хохкёнигсбург был возвращен Франции и стал национальным достоянием.



В 1917 г. была выпущена памятная бронзовая медаль. На лицевой стороне медали изображен германский кайзер, одетый как Лоэнгрин, стоящий на палубе подводной лодки в форме лебедя и отрывок из его февральской речи 1917 г.: «На нашей стороне право и мораль; чтобы сохранить их триумфальными, мы приветствуем бой с мечом». На обратной стороне медали изображен голландский пароход «Amstelstroom», который был потоплен тремя немецкими эсминцами 23 марта 1917 г.



Элизабет Бентинк, дочь графа Горарда Бентинка (владельц поместья в Амеронгене, где на первое время остановился кайзер в своем изгнании), как-то высказалась: «Эти монархи, они такие комичные персонажи, загадка для прочих». Таким образом мы видим, что целью театрального поведения кайзера Вильгельма II в общественности было - триумфальное отражение высшей, данной Богом власти, такой своеобразный ход саморекламы и пиара. Вильгельм II неординарная сложная противоречивая фигура и до сих пор у историков вызывает немало споров. «Он, безусловно, был человеком своей эпохи – эпохи головокружительных перемен, скоростей и хитросплетений,» - полагает Назаров Г.А.


------------------------------
(1 )Юлиус Фрёбель - (1805-1893) немецкий геолог, минералог, политик, писатель и дипломат.
(2) Людвиг фон дер Пфордтен (1811-1880) баварско-саксонский ученый, юрист и политик, председатель баварского Кабинета министров.
(3 ) Вайолет Бонем Картер, баронесса Асквит (1887-1969) британский политик и мемуарист. Ее внучка - известная актриса Хелена Бонем Картер.
(4) Филипп цу Ойленбург-Хертефельд (1847-1921) прусский дипломат, близкий друг и доверенное лицо немецкого императора Вильгельма II.
(5) Хьюстон Стюарт Чемберлен (1855-1927) англо-немецкий писатель, социолог, философ, один из основоположников расизма.
(6 ) Густав Генрих Эберлайн (1847-1926) немецкий скульптор, художник и
писатель, один из ярких представителей берлинской скульптурной школы.
(7) Бодо Эбхардт (1865-1945) немецкий архитектор, историк архитектуры. Он был известен реконструкцией многочисленных замков.

P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: фотографии, наш Вилли, музика, арт, Виттельсбахи и окружение, Deutschland

23:36 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
"Мы не вассалы, а союзники кайзера". Московский инцидент. Принц Людвиг III Баварский и кайзер Вильгельм II

На коронацию российского императора Николая II в 1896 году прибыла немецкая делегация принцев, в составе которой находились принц Генрих Прусский, брат кайзера Вильгельма II, а также принц Людвиг Баварский, старший сын принца-регента Луитпольда. 5 июня Московское немецкое имперское общество устроило праздник в честь приезда принцев, где вице-президент поднял тост в честь принца Генриха и его свиты немецких князей. Взволнованный принц Людвиг возразил против cлова "свита" и отметил, что он и другие князья являются не вассалами, а союзниками германского кайзера. Такое заявление естественно вызвало эффект. Мнения прессы разделились: в одних газетах хвалили поступок принца, в других осуждали и называли его враждебно настроенным к империи, третьи воспользовались случаем, чтобы посмеяться над дерзко явившейся Германской империей и Пруссией. Австрийская и итальянская пресса поддерживали нейтральную позицию и не придавали случаю большого значения. В России и Франции не видели в этом инциденте сепаратистских настроений. В Баварии газеты встретили овациями поступок принца Людвига.
Принц Генрих Прусский телеграфировал брату, упомянув, что он ничего не мог предпринять заранее и обещал уладить дело без большой шумихи Отзвуком этого оскорбления стали начавшиеся между Берлином и Мюнхеном дипломатические переговоры. Принц Людвиг, конечно, не позволил конфликту разгореться. Он послал телеграмму с извинениями, а позже отправился в Киль, чтобы нанести визит Вильгельму II. Напоминание о баварской государственности и сочетаемое с ним уклонение от конфликтов характеризовало отношение принца Людвига к Пруссии и Рейху. Принц Людвиг не хотел вызвать у кайзера недоверие своей критикой Берлина.
Но с самим Вильгельмом II принца Людвига связывали прохладные отношения, наполненные взаимным непониманием. Между баварским принцем и Вильгельмом II неоднократно случались столкновения. Баварский посол в Берлине граф Хуго Лерхенфельд-Кёферинг писал: "Оба высоких господина не ладили друг с другом, они снова и снова сталкивались. Кайзер раздражал принца своей нетактичностью и до сих пор мальчишеским и непринужденным характером, а принц надоедал кайзеру своей медлительностью, основательностью и отсутствием чувства юмора."



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: Deutschland, наш Вилли, арт, Виттельсбахи и окружение

23:58 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Кайзер Вильгельм II не терпел критику, однако, полагал, что сам знает все лучше других. У немцев было на этот счет выражение: "Знаете ли Вы различие между Богом и кайзером? - Бог знает все; кайзер знает все лучше!"



P.S. Текст взят из группы кайзера

@настроение: воспоминания о моем девизе)

@темы: наш Вилли, арт, Deutschland, чит-перечит

23:33 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Из мемуаров дочки кайзера Виктории Луизы:
О попытке кайзера спасти царскую семью Романовых


Из России известия проникали к нам самыми различными путями, порождавшими худшие опасения за судьбу царя. Датский двор зондировал почву: склонен ли мой отец принять меры для спасения царской семьи. Мой отец говорил: "Почему вы обращаетесь именно ко мне?" Он спрашивал себя, что могло побудить Копенгаген к тому, чтобы они обратились к нему, ведь он все же состоял в войне с Россией.
Несмотря на это, он дал рейхсканцлеру Бетманн-Гольвегу указание предпринять такую попытку - вступить в контакт с русским правительством по нейтральным каналам. Информацию должны были передать Керенскому - кайзер привлечет лично его к ответственности, если с царской семьи упадет хоть волосинка. Ответ, который Бетманн передал моему отцу говорил о том, что Керенский желал, чтобы царь и его семья смогли покинуть Россию.
Бетманн сообщил моему отцу о намеках, которые, по словам царя и его семьи из Царского села, где они содержались в это время - они хотели бы отправиться в Англию. Мой отец был готов сразу оказать помощь. В секретном приказе командиру северного сектора Восточного фронта он сообщил, что царь и его семья могут перебраться через фронт беспрепятственно. Далее было указано, что к царю нужно будет приставить почетный караул и особое сопровождение; адъютант моего отца и офицеры железнодорожной группы должны были принять ответственность за личную безопасность царской семьи; царю была бы право указать порт, из которого он уедет в Англию. В приказе главнокомандующему военно-морских сил в Балтийском море, принцу Генриху, мой отец позаботился заранее о том, чтобы царь покинул бы Россию на корабле. Моему дяде Генриху было поручено провести подготовку, чтобы кораблю, который шел бы под царским флагом, не препятствовали, а в сопровождении миноносцев безопасно провели через минные поля.
Мой отец мог с полным основанием заявить: "Я сделал все возможное для несчастного царя и его семьи". Канцлер, который ходатайствовал обо всех мероприятиях моего отца, как посредник известил датский двор. Мы ждали, что сейчас что-то произойдет. Но ничего не было слышно. Только гораздо позже мы узнали, как пошли дела: Ллойд-Джордж, премьер-министр Великобритании, отказался дать убежище царю и его семье в Англии. Сэр Джордж Бьюкенен был проинструктирован своим правительством по телеграфу, что они не готовы дать убежище семье царя. Сэр Бьюкенен поставил в известность об этом русское правительство. Керенский описал этот момент с заявлением: "У посла были слезы на глазах. Он был обессилен".
Какими бы не были причины для фатального решения Ллойд Джорджа, их было трудно понять. Откуда они пошли, возможно, указывает тот факт, что в 1919 г. — даже уже после убийства царской семьи — он также отказал во въезде в Англию деверю царя, великому князю Александру Михайловичу. Я, тем не менее, не хочу оставлять эту печальную главу, без замечания английского бригадир-генерала В. Х. Х. Ватерса, который отражает мою точку зрения. Бригадир, который по собственному опыту был знаком с русской ситуацией и после начала русской революции, без какого-либо знания об усилиях датского двора и моего отца, советовавший британскому военному министерству освободить царя, заключил: "Если бы британскому народу было открыто сообщено о состоянии вопроса предоставления убежища для царя и его семьи, а также о предложении германского кайзера о всестороннем оказании помощи, он, конечно, подстегнул бы свое правительство для спасения царской семьи".



P.S. Текст взят из группы кайзера

@темы: чит-перечит, фотографии, наш Вилли, Russland, Deutschland

Die Retrospektive

главная