• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: наш вилли (список заголовков)
22:46 

Портрет кайзера из газеты

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
22:52 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Чего только не придумывают журналисты.
Вот, например, из-за тесных товарищеских отношений между президентом Рузвельтом и кайзером, они подумали, что было бы неплохо поженить их детей. А что, разве плохая бы пошла династия?
Тогда как в действительности всё свободомыслие ограничивалось мечтой младших сыновей последнего о Гарварде.


@темы: Deutschland, наш Вилли, фотографии

21:50 

Многосерийные фильмы, которых никогда не будет.

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Как бывший сценарист решил пофантазировать об интересных, с моей точки зрения, идеях, которые вряд ли когда-нибудь воплотят. Естественно, опять сплошные немцы, которые мне сейчас интересны))

1. Сериал про мекленбургских красавиц.

Очень и очень мало достойных работ о наполеоновских войнах в Германии. Зато есть хорошо известный персонаж - королева Луиза. И не менее, а, может, и более интересные сестры этой королевы. Повороты там очень неожиданные даже для такой странной рубежной эпохи. Из биографий этих именитых дам можно создать отличный мелодраматический сериал про сильных личностей, противостоящих тысячам трудностей, как в личных, так и общегерманских.

2. Сериал про семью кайзера.

Очень бы хотелось уже увидеть на экране Вильгельма и его близких не в качестве галочки для сюжета про времена империи. Это должно быть что-то масштабное и одновременно камерное. Начать с краха компании 1914 года. И дальше развивать эту тему. Благо, семья там большая и персонажей хватит на любой вкус. Плюс здесь найдется место, как боевому и штабному пафосу, так и красивым дворцам и милым принцессам. Сочетание краха семейного и краха имперского смотрелось бы вполне гармонично и интересно.

3. Сериал про путч 1923 года.

Мне кажется, что абсолютно во всех поделках не хватает хронометража для раскрытия этой темы. А здесь отличная интриганская история. И коварный триумвират, который не слушается социалистов из Берлина, и наглые наци, которые считают себя умнее этих независимых баварских властей, как мне кажется, одинаково заслуживают раскрытия их историй.

@темы: обо мне, арт, Kinematographie, Deutschland, запретный плод сладок, наш Вилли, фотографии

23:06 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
23:59 

Ина и Оскар

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Пожалуй самым удачным и крепким браком, среди детей кайзера, стал морганатический брак принца Оскара и графини Ины-Марии фон Бассевиц.



Графиня Ина была фрейлиной императрицы Августы Виктории, и вскоре влюбилась в своего ровесника, пятого сына кайзера. Принц Оскар также обратил внимание на высокую кареглазую брюнетку, которая, к тому же, прекрасно пела. Долгих шесть лет эта любовь не могла завершиться законным бракосочетанием, поскольку ни один прусский принц не мог жениться без разрешения главы дома Гогенцоллернов. Хотя семья фон Бассевиц была хорошо знакома императорской фамилии, один из сыновей графа Карла был близким другом принцев с кадетских времен, кайзер полагал, что это лишь временное увлечение, и подумывал о помолвке своего сына с его кузиной Викторией Маргаретой (хотя мать последней была против этого из-за близости родства).

читать дальше

@темы: фотографии, наш Вилли, Deutschland, Das ist Krieg!

22:57 

Французы бичуют за чревоугодие или антантовская газета

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Первая мировая война, естественно, богата пропагандистскими материалами. Война империй и империализма не могла не породить, в частности, оскорблений монарших особ, оскорблений, вышедших на новый уровень, благодаря совершенствованию способов получения информаци. И, как мы знаем, то были последние подобные родственные склоки.
Сколь много раз я видел красивые иллюстрированные журналы, живописующие о запертых в башне люксембургских принцессах, амурных приключениях кронпринца, миллионе изнасилованных бельгиек и безумии самого кайзера.
Но это всё очевидные преувеличения, раздутые факты, а вот недавно мне попалась заметка из французской газеты 1915 года, автор которой делится историей об ужаснейшем грехе чревоугодия, который подчинил себе человека отнюдь не геринговского типа, принца Августа Вильгельма Прусского.
Из реальности взяты такие факты, как учеба в Страсбурге, сентябрьское ранение и автоавария (ужасы которой, кстати, тут преуменьшили) и всё это размазано общей авторской историей о катастрофической любви принца к чревоугодию. Это комично и дико одновременно.
Посмотрим же, наконец, как французы времен Великой войны, стращали своих сограждан немецким обжорством на таком замечательном примере:
"Раненный в руку при отступлении на Марне, изменился ли он, искупил ли свою вину? Однако, вряд ли что-то переменилось в этом расточителе, Августе Вильгельме Прусском, четвертом сыне Вильгельма. Скупой и прожорливый, вот каков его характер. Скряжничество, сочетаемое с обжорством - прекрасная немецкая смесь. Он испытывает потребность в старье, и хвастается своей абсолютной культурностью. Они говорят, что принц Август Вильгельм чрезвычайно интеллигентен.
Когда он отправился из Бонна в Страсбург, чтобы завершить юридическое образование (это было время, когда Эльзас-Лотарингии собирались предоставить автономию, во главе с принцем-регентом), Вильгельм сказал:
- Мой сын покорит своих подданных, и прежде всего, своим великолепием!
Великолепие Августа Вильгельма осталось в анекдотах о его глупости в университете. Студенты прозвали принца Mahlzeit. Mahlzeit переводится как "Приятного аппетита!". Чье желание любой платы, имперского нахлебника, который потчевал тех своих товарищей, что из низкопоклонства приглашали его на ужин.
Однажды он отправился на благотворительный аукцион и купил коробку конфет на 1 марку 50 пфеннигов, велел разменять ему деньги, проглотил их, найдя хорошими, купил три коробки. Он не стал регентом.
Война дола ему возможность показать свою элегантность. Одним прекрасным сентябрьским утром, граф Шандон де Брияле увидел, что во дворе его замка в Эперне остановились два автомобиля, в сопровождении улан. Это был поезд с кухней принца Августа Вильгельма. В то время как шеф-повар и его помощник доставали, состоящую из двенадцати блюд, закуску Его Высочества, уланы, отряхнувшись, обрядились в белые чулки, плюшевые кюлоты и жюстокоры с петлицами, как имперские лакеи.
Стол накрыт, погреба ограблены, Его Высочество появился. Он ел за четверых, говорил, что застрелит хозяина, и между чисткой зубов и выкуриванием сигары, велел упаковать серебро. Таковы игры принца. Но провидение узрело. Шесть недель спустя, недалеко от Сен-Кантена, императорский отпрыск попал в автомобильную катастрофу. Он повредил челюсть. Это худшее несчастье, что могло с ним случиться. Привыкший работать челюстями, принц чахнет и страдает. Он может лишь пить кофе. Этого было достаточно, для того чтобы его прекрасный отец незамедлительно задумал сделать из него правителя на Востоке, будущего властителя судеб в Турции."


Собственно, сам жирный-жирный почти правитель Турции и регент Эльзас-Лотатрингии.
А если серьезно, то лишь адъютант генерала Бюлова.

@темы: Das ist Krieg!, Deutschland, tlumaczenie, наш Вилли, фотографии

00:00 

Первая любовь последнего кайзера

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
В апреле 1875 года Вильгельм писал своей матери-кронпринцессе о пребывании у тетушки Алисы Гессенской, на дне рождении кузины Виктории: "Я не могу описать как приятно было наше пребывание в Дармштадте! Кузины очень милы: Виктория очень весела, имеет свежий цвет лица и очень, Элла , которая является моей любимицей, очень подросла и стала чрезвычайно прекрасной, говоря по правде, она самая красивая девочка, которую я когда-либо видел. Она более спокойна, чем Виктория, но очень воспитана. Мы испытываем друг к другу тёплую любовь. Она показала мне теплицу и сад в Дармштадте, и мы были вместе весь день. Я считаю, что если Бог позволит, то я доживу до того времени, когда смогу сделать её своей невестой. С Вашего разрешения, конечно"

Кронпринцесса Виктория не восприняла всерьез слова своего сына-гимназиста, она ответила в шутливом тоне, что у каждого есть свой шарм, и каждому нравится что-то свое, ей, например, из племянниц более всего симпатична тезка. Однако чувства к кузине, не выветрились из головы юноши, он сохранил в себе это тепло, и через два года, побывав проездом в Дармштадте, писал матери, что Элла самая прекрасная, а Виктория и Ирен с годами утратили свое юное очарование. Кронпринцесса в новом письме снова отметила достоинства остальных гессенских принцесс, заметив, что у Эллы красивые глаза. Она была рада, что он будет навещать их во время учебы в Бонне, считая влияние семьи своей сестры благотворным. А вскоре принц признался, что влюбился в Эллу, своему другу, Эмилю фон Гётцу, который и передал эти слова кронпринцессе. Мать Вильгельма была удивлена этому факту, поскольку давно присматривала для сына совсем другую партию. Однако, несмотря на то что вскоре уже вся семья знала о влюбленности её Вилли, которую она совсем не поощряла, кронпринцесса все ещё полагала, что Гессенское семейство может служить для него положительным примером, и надо лишь сократить количество этих визитов. Нужно ли говорить, что принц Вилли поступил с точностью наоборот (заручившись поддержкой кайзерины Августы, своей бабушки, и равнодушием другой бабушки, королевы Виктории, по отношению к стенаниям, боящейся скандала старшей дочери), пропустив даже Пасхальный визит к своей баденской тетушке.

Вильгельм приезжал в Дармштадт каждое воскресенье. Играл с кузинами в спортивные игры, читал им, и особенно он любил читать вместе с Эллой Библию. Об одном из таких визитов та писала королеве Виктории: "Вилли Прусский был здесь в течении нескольких дней... Мы наслаждались его приездом - мы ездили с ним, что было мило. В воскресенье он читал нам очень приятную книгу <юмористические рассказы о мичмане, английского писателя Ф. Марриета>, которая чрезмерно развеселила нас." Она вообще относилось к нему тогда со снисхождением, вместе с сестрами придумывала различные забавные прозвища для кузена, потешалась над его проделками.

Принц Эрнст-Людвиг, брат Эллы, в своих воспоминаниях, заявляет со всей ясностью: "Мой кузен, Вильгельм Прусский влюбился в мою сестру Эллу. Он был ещё очень юн, но действительно любил её. Наши матери были против этого, из-за близости родства".

Действительно, причина расставания была в крови Эллы Гессенской, по всей видимости, кронпринцесса Вики с трудом, но смогла убедить своего старшего сына в катастрофической опасности гемофилии для трона. Вильгельм, в качестве примирения, в открытую заявил тете Алисе, что относится к её дочерям с сестринской любовью, хотя и выделяет их среди прочих кузин. В начале 1880 года, он, как и хотела его мать, помолвился с Голштинской принцессой. Хотя ещё совсем недавно навязывание этих родственников, совсем не радовало его, он даже писал, что с ними, в отличии от дармштадтских родных, чувствует себя не ровней, а ребенком.



Вильгельм в более поздние годы сторонился Эллы. Говорили, что стыдился того, что потратил свои студенческие годы на сочинение романтических поэм в её адрес.Некоторые биографии Вильгельма II сообщают, что среди множества фотографий на рабочем столе кайзера, был портрет лишь одной кузины - разумеется, Эллы. В год свадьбы гессенской кузины принц посещал Россию, но решил уехать всего за два дня до церемонии, что удивило даже его друга-компаньона, Герберта фон Бисмарка. Если опираться на слова того же Эрнста-Людвига, то получалось, что кузен Вилли ничего не забыл. Он ревновал её к официальному жениху, в последствии мужу, русскому Великому князю, Сергею Александровичу. Брат принцессы пишет: "Теперь Элла вышла замуж за Сергея. С того дня Вильгельм ненавидел его и подвергал всяческим гонениям. Так как он не мог повлиять на его карьеру, он дурно о нем отзывался. Каждую маленькую сплетню, которую ему рассказывали, он во много раз преувеличивал".

В 1918 году, через шведского посланника, а затем через фон Мирбаха, он безрезультатно пытался убедить Эллу, теперь Елизавету Федоровну, бежать в Германию. Он не мог понять того, что она больше не считала себя немкой.

Уже после своей эмиграции экс-кайзер, с запоздалым сожалением, писал старшему внуку Вильгельму, вознамерившемуся вступить в морганатический брак: "В моей молодости я был в похожей ситуации, когда мои родители были против моего брака с моей кузиной Эллой Гессенской, отношения с которой полностью поддерживались моей бабушкой, императрицей Августой. Я всем сердцем умолял родителей разрешить этот брак. Моё сердце было разбито, я принял решение повиноваться долгу."

Но история, как всем известно, не имеет сослагательного наклонения, а сердцу не прикажешь.


@темы: чит-перечит, наш Вилли, tlumaczenie, Russland, Deutschland, фотографии

22:30 

Как кайзер хотел Бисмарка в отставку отправить

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Канцлер стоял передо мной, и его злость действовала на меня успокаивающе. Внезапно он взял тяжеленную папку и швырнул ее на стол в мою сторону.
Из письма императора другу

vitaRaven забавно пофантазировала на эту темуХ))

@темы: радости, наш Вилли, арт, Deutschland, чит-перечит

22:51 

Императорский дворец в Познани

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Построен в 1910 году для кайзера по проекту архитектора Швехтена, в неороманском стиле.
После Первой мировой войны замок стал резиденцией польского президента, и частично - университетом.
Во время Второй мировой войны здесь планировали устроить резиденцию для А. Гитлера. Ремонтные работы, по планам А. Шпеера, велись здесь вплоть до 1944 года.
Со времен ПНР замок функционирует в качестве центра культуры.


+++

@темы: Deutschland, арт, запретный плод сладок, наш Вилли, фотографии

21:48 

Войцех Коссак. 1901

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
22:32 

Hohenzollern

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Йохан Киндборг. Императорская яхта в лунном свете


@темы: Deutschland, арт, наш Вилли

21:40 

Max Koner. Wilhelm II

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
23:19 

Ко дню рождения Вильгельма II.

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Несколько слов о современной союзнической пропаганде в отношении кайзера.

Прошло уже почти сто лет с тех пор, как минула Первая мировая война.
Давно отгремел и следующий более кровавый конфликт, однако некоторые стереотипы и откровенная очерняющая ложь в отношении Erste Weltkrieg совсем не исчезла.
На мой взгляд, она стала ещё более кривой и пошлой, чем в скандальных пропагандистских книжках 1910-1920 гг.
Как известно то, что могло смутить обывателя той поры, уже не вызовет праведного гнева у нашего современника.
А самой оболганной фигурой этого конфликта, безусловно, является кайзер Вильгельм, на которого свалили все грехи.

Что же так удивляет лично меня?
Во-первых книги, вроде работы мистера Макдоно из "Файненшал Таймс", который уверяет читателя в том, что выражение "целую ваши ручки" - является свидетельством фетишистской помешанности на руках, в т.ч. руках своей собственной матери. Хотя там ещё много более клишированных фрейдистских разъяснений. А мемуары почти всех доброжелательно настроенных персон не упоминаются в подобных книгах. Книги англичан о Вильгельме II вообще превалируют на рынке.
Во-вторых книги, наподобие труда помощника сенатора, мистера Тейлора, который и не знает-то немецкого языка, но увлекаясь Третьим рейхом решил, что сможет написать и о кайзере. Указав в конце книги на распространенные переводные источники, он заверят читателя в том, что дружба того с Ойленбургом была ни чем иным, как гомосексуальным романом. А потом и вовсе берёт на себя смелость поставить психиатрический диагноз.
В третьих передачи о Первой мировой, вроде той, что специально для немцев, замечу, выпустили при поддержке "Бритиш Патэ", и где ведущий прямо уверяет нас, что есть письма свидетельствующие об инцестуальном влечении германского императора к матери.

Очень жаль, что перечеркнуть всё это не в моей власти.

@темы: чит-перечит, наш Вилли, жалобы на жизнь, арт, Deutschland

21:47 

Императрица Августа Виктория

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
22:37 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Мне всегда казалось, что я пишу про немцев справедливо, и даже с некоторой толикой любви.
Я считал себя беспристрастным и готовым к новому видению темы.
Но вот сейчас прошерстил свои старые "прозаические" вещи, и понял, что дело обстоит совсем наоборот.
Насилие, пытки, убийство женщин, расправы толпы, алкоголизм...
А мне-то всегда казалось, что никакого рейтинга нет.


Кадр из американского пропагандистского фильма

@темы: Deutschland, жалобы на жизнь, наш Вилли, обо мне, фотографии

23:51 

Офицер-писатель и скандал при прусском дворе

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Фритц фон Унру, начинающий писатель, лейтенант и сын генерала, в 1911 году вынужден был уйти из армии. Как сообщает нам литературная энциклопедия, это было связано с его пьесой "Офицеры", которая подвергала резкой критике существующие в кайзеровской армии порядки.
Однако, это совсем не так. Фон Унру был соучеником сыновей кайзера по кадетскому корпусу. Четвёртый из них, Август Вильгельм Прусский, в то время близкий друг Фрица, очень помогал молодому драматургу, который фактически был его протеже. Он отправил пьесу Унру известному режиссёру Рейнхардту, присутствовал на премьере и показательно аплодировал. И хотя многие были против общения принца и генеральского сына, написавшего обличительную пьесу, эти ничтожные восклицания никак не могли заставить их разорвать дружеские отношения, а увольнять Унру с военной службы во втором гренадерском полку, так и вовсе никто не собирался. Принц уже помогал с историческим материалом дня новой пьесы.
Причиной послужила проблема, которая уже давно терзала ум и душу фон Унру.
И был этой причиной один-единственный человек - полковник Ганс фон Гонтард. Гонтард в 1910-е гг. служил флигель-адъютантом при кайзере, а до этого был гувернёром принцев. Этот убежденный холостяк тридцати с лишним лет, потомок гугенотов и одного из архитекторов Фридриха Великого, был истово верующим прусским иоаннитом, обожавшим Жанну Д'Арк. Большинство людей, судя по мемуарам, вспоминали фон Гонтарда, как человека чрезвычайно любезного, умевшего улаживать конфликты. Разве что только одна фрейлина и учительница жаловались на то, что военный гувернер ничего не понимал в воспитании детей, был слишком строг и слишком пристально следил за ними. Но Фритц хотел сказать гораздо больше, чем придворные мемуаристки. Семья Унру знала полковника давно, ещё будучи прапорщиком тот частенько навещал имение отца Фрица.
Итак, в мае 1911 году этот начинающий литератор решил рассказать всему миру правду. Фон Унру тогда работал для журнала "Мир и дом", для которого писал серию статей "Остров принцев в Плёне. Воспоминания Фрица фон Унру". Воспользовавшись отъездом главного редактора, вместо статьи он написал своё категоричное мнение об этом человеке, воспоминание о его жестокости, а не о славных днях юношества. Нам доподлинно неизвестно, что именно он написал в той статье, но кое-о-чем можно догадаться по письмам к родителям и скудным мемуарным упоминаниям. Отцу, весной 1911 года, Фриц пишет прямо - Гонтард был гомосексуалистом. Графу Кесслеру, во время встречи в 1918 году, говорит, что гувернёр был настоящим садистом, склонным к насилию. Однополчане и родители поддержали его, но этого было мало. И как бы ни старался принц Август Вильгельм помочь своему школьному другу, тот был обречен на наказание за свою дерзость. Унру был уволен из армии, но принц помог ему остаться на в театре Рейнхардта.
Прусский двор и королевский дом не поверили молодому лейтенанту, как за несколько лет до этого поверили журналисту Гардену, который осудил других офицеров из ближайшего окружения кайзера, так что им было предъявлено судебное обвинение в гомосексуализме. За Унру не стояли такие большие политики, за ним был, в сущности, такой же молодой человек, не имевший особенного авторитета и власти.
Унру ушёл из армии, и стал свободным художником. Вернуться в строй ему пришлось лишь с началом Великой войны.
Гонтард оставался при кайзере до конца своих дней, он участвовал в переезде в Голландию и дальше состоял в его штате. В 1921 году он пережил некую нервную болезнь, из-за чего лечился в Швейцарии, но через полгода он вернулся к своим обязанностям в свите изгнанника, как ни в чем не бывало. Этот человек так и не познал наказания за свою жестокость по отношению к детям.



P.S. В 1967 году Унру, уже давно ставший социалистом и католиком, написал автобиографический роман о своей кадетской жизни, он назывался в "Доме принцев". Гонтард, называемый в романе Гордатом, показан ужасно неприятным, двуличным человеком. С одной стороны, этот персонаж лишь галантный офицер, который не имеет ни малейшего понятия о воспитании детей. С другой, это человек очень жестокий, время от времени пытающийся эту жестокость выплеснуть. Если верить этой книге (а она всё-таки художественная) полковник даже заставил плачущих детей убить кошку ударами штыков.

@темы: Deutschland, наш Вилли, фотографии, чит-перечит

23:33 

Благодарность императора

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
21:58 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Характеристика Вильгельма II, данная ему в письме Е.А. Шабельской, любовницей будущего разоблачителя его друзей, Гардена, известному издателю А.С. Суворину в 1893 году.


Рост — точь-в-точь наш наследник, но носит двойные каблуки. Выглядит полней благодаря ватированным (здесь у офицеров принято) мундирам. Волосы — цвет — две капли мои, средне-белокурые, от фиксатуара спереди темней, причесаны всегда очень гладко. Усы слегка светлей, закручены в ниточку. Глаза — серые с темными ресницами. Цвет лица — серовато-зеленый, совсем болезненный, и правая сторона губ иногда подергивается легкой судорогой. Голос — резкий тенор. Говорит слегка картавя, на манер прусских офицеров, отрывисто, точно отрубая слова. Левая рука — сухая и короче правой. Но это незаметно. Он всегда опирается на эфес сабли и имеет манеру крепко пожимать руку, чтоб доказать ее силу. Не раз неподготовленные просто вскрикивали. Поводья может держать свободно и ездит верхом недурно. Но для еды должен иметь особый снаряд — нож и вилка на одной ручке. Снаряд всегда возит с собой, и он кладется ему на всех парадных обедах. Привычек масса: 1) переодевается 6 раз в день. Имеет до 700 разных мундиров и т. п.; 2) любит очень много покушать, особенно простые блюда, между прочим русскую окрошку; 3) любит слушать пикантные анекдоты, особенно из военно-морской жизни. Из приближенных первый друг — Филип Эйленбург. Дружба такая, что некоторые уже подозревают любовь а la Ludwig von Bayern. По части дамской — до женитьбы имел массу историй, весьма скандальных, в обществе принца Уэльского, что часто стоило много денег и неприятностей. Потом угомонился, играя роль примерного супруга.<...> Особая примета — любит лесть до невозможного. Жена часто краснеет и уходит, слыша, как его в глаза приравнивают к Фридриху Великому и Александру Македонскому. Снимался в виде Фридриха Великого, обожает позировать для портретов, в год по 6 — 8 раз непременно. Некоторые ученые-медики находят в нем сходство с Фридрихом-Вильгельмом III, кончившим помешательством, и уверены, что он кончит так же. Действительно, он страшно капризен, переменчив, хватается за все новое и бросает немедля и не знает меры ни в важном, ни в мелочах. Политических подробностей могу сообщить еще кучу, если пожелаете. Но пока о его внешности вот все, что знаю. Да еще страсть производить впечатление, быть на виду, занимать собою печать, чисто актерская. За верность сих сведений ручаюсь, ибо они от лиц, его долгие годы и очень близко знавших. Любимый цветок — ландыш. Parfum был Chipre, но последнее время еженедельно новый, какой в Лондоне изобретен. Любимые цвета — белый и красный. Любимое вино — Редерер и старые ликеры, джин, коньяк и арак. Любимых книг не имеет, ибо читает мало. <...> Интересуется лишь газетами о себе. <...> Из художников любит Кокера (своего портретиста — бесталанность полная) и Пегаса, скульптора даровитого. Но судит без толку — по личным симпатиям, а не по достоинству. <...> Из музыки любит все без разбору, но к Вагнеру особой симпатии не имеет. Из драматиков — Вильденбруха — за лесть, а не за качество, ибо его лучшие пьесы не даются, а лишь последние, прославляющие «монархизм»!

@темы: чит-перечит, фотографии, наш Вилли, Deutschland

21:40 

Британские историки такие британские

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Потом она <маркиза Казати> показала мне на призрак , который сидел, погрузившись в раздумье, в углу в одиночестве. Он был похож на портрет Дориана Грея после того, как в него воткнули нож.
- Это лорд Х, знаменитый историк. Вы должны с ним познакомиться. Анна Морозини говорила мне, что вы интересуетесь историей.
И не успел я сказать ни слова, как она потащила меня через всю комнату к престарелому распутнику. Он очнулся от дум и жестом пригласил меня сесть рядом с ним.
- Идиотское представление! - бросил он, усталым жестом отгоняя от себя воспоминания об увиденной нами сцене. После этого он пригласил меня посетить его палаццо - на этом вечере все гости, похоже, владели дворцами - и описал свою уникальную библиотеку в двадцать тысяч томов, посвященную одной-единственной теме. Я вежливо спросил моего коллегу-историка, что это была за тема, но он задал мне встречный вопрос: - Вы знали Фили?
Я ответил, что нет, чем, похоже, разочаровал его. Фили, который, очевидно, был его лучшим другом, оказался Филиппом, князем Ойленбургским, бывшим рыцарем Черного орла, бывшим послом в Вене и бывшим фаворитом Вильгельма II, монарха, чей портрет я недавно видел на письменном столе донны Анны. Однако я так и не понял, куда он клонит, пока он не объяснил, что вот уже несколько десятилетий работает над составлением энциклопедии по гомосексуализму и помогают ему в этом несколько молодых историков. Вздохнув, он сообщил, что добрался пока только до буквы "Е", но, понизив голос, объяснил, что работа продвигается очень медленно потому, что по крайней мере две трети всех выдающихся политиков и военных деятелей, а также представителей артистического мира предавались той же страсти, что и Микеланджело, Леонардо да Винчи, Винкельман, и другие.
Я понял, что он хочет включить меня в состав своих помощников, но отклонил его предложение. Этим я лишил себя возможности увидеть двадцать тысяч книг, на которые стоило посмотреть. Историческая литература, несомненно, понесла большую потерю, когда через несколько лет он умер, и я не знаю, что сталось с тем материалом от А до Е, который ему удалось собрать. Вероятно, он был куплен у его наследников кем-нибудь из "героев" его книги, которые еще жили на этой земле. Его помощники-историки унаследовали его книги, но я так и не узнал, что они с ними сделали.


Из книги О. Доллмана "Десять лет среди лидеров нацизма".

@темы: Deutschland, запретный плод сладок, наш Вилли, чит-перечит

22:01 

Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)

Die Retrospektive

главная