N.G.J.
Пруссак знает все лучше, а чего он не знает, знает еще лучше.(с)
Продолжаю перевод воспоминаний генерала о придворном отрочестве:

"Естественно, кадетов прежде всего интересовали высокие военные сановники. Был там, например, старый генерал-фельдмаршал фон Глезер, имевший высокую репутацию ещё с тех времен, когда он был губернатором Меца. Он был типичнейшим, и в то же время обладал оригинальнейшим видом. Возможно, за долгие года службы он сломал много костей. Во всяком случае его ноги были несколько изогнуты. Он всегда приезжал в замок на дрожках второго класса. Также он ездил и к обществу Меца. Генерал-фельдмаршал носил униформу своего уланского полка, состояние которого, кажется, соответствовало старости владельца. Его седые волосы падали на воротник. Однако, несмотря на такие особенности, он всё ещё производил сильное впечатление своим появлением. Его коллегой был генерал-фельдмаршал фон Шлиффен, чья первостепенная роль была понятна нам уже тогда. Затем прибывал тогдашний рейхсканцлер фон Бюлов, облаченный в мундир королевских гусар, украшенный оранжевой лентой ордена Черного орла, человек элегантного вида и притом любезного нрава, всегда так беседовавший и этим подкупавший.
Из иностранных дипломатов особенно часто встречались царские послы, австрийские императорские и королевские итальянские, потому как они также носили орден Черного орла: из первых, граф Остен-Сакен, со струящейся белой бородой; посол Его Апостольского Величества* граф Сегени-Марич, в красочном наряде венгерского магната, итальянский посол граф Ланца, выделявшийся своим внешним видом."




Особенно впечатлял старый Менцель**. Крошечный, с большой головой, шагал угрюмо по залам. Он также был рыцарем ордена Черного орла, который проходил между стоявших на посту офицеров охраны, возвышавшихся над ним гигантов, что было, безусловно, оригинальной картиной. Однако эти нисколько не беспокоило старого Менцеля. Он позиционировал себя как человека беспечного по отношению к рангам и званиям, так что мог просто наблюдать за развитием картины. Также случалось, что он доставал альбом, чтобы нарисовать окружавшую действительность.

И вот в назначенную минуту, трубы из Швейцарского зала "Вильгельмусом фон Нассауссенским" объявляли о вхождении императорской четы, которой отдавали почести лейб-гвардейцы. Прежде всего "право первого", оберцеремонимейстер, который объявлял о приходе императора стуком камергерского посоха, а за ним становились, по двое в два ряда, двенадцать придворных пажей. За ними следовал обергофмаршал, граф Ойленбург***, которого многие считали подходящей фигурой для поста рейхсканцлера. С помощью своего такта и надежности, благодаря которым он понимал как решить все вопросы двора, его называли "гофмаршалом Европы". Рядом с ним стоял хаусмаршал барон фон Линкер в генеральской форме. Позади них шли император и императрица, или державная королева, если она присутствовала. Потом шли принцы и принцессы, а также члены других правящих домов.

___________________________________________________
* титул короля Венгрии, т.е. Франца Иосифа (прим. пер.)
**Адольф фон Менцель - любимый художник прусских, и не только, монархов, работавший в стиле романтического историзма.
***Август фон Ойленбург - кузен лучшего друга кайзера, министр двора с 1907 года и до революции.

P.S. Биографический текст не содержит пропаганды человеконенавистнических идеологий и его автор осуждает подобные вещи. Они рассматриваются здесь только с исторической точки зрения.
запись создана: 12.07.2018 в 23:59

@темы: фотографии, запретный плод сладок, tlumaczenie, Deutschland